Расписание:

работы суда
Понедельник - Четверг 08:30-17:30
Пятница 08:30-16:15
Обеденный перерыв 12:30-13:15
ознакомления с материалами дела
Понедельник - Четверг 09:00-17:00
Пятница, предпраздничные дни 09:00-16:00
Перерыв 12:00-14:00

Разделы сайта

Анализ практики рассмотрения дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ

справка № 02/2012
«23» апреля 2012 года

АНАЛИЗ

практики рассмотрения дел о привлечении арбитражных
управляющих к административной ответственности,
предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, по протоколам об
административном правонарушении, составленным на основании
установленных в деле о банкротстве нарушениях требований
законодательства о несостоятельности (банкротстве)

I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

В соответствии с пунктом 3.2 плана работы Арбитражного суда Красноярского края на I полугодие 2012 года проведен анализ практики рассмотрения дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), по протоколам об административном правонарушении, составленным на основании установленных в деле о банкротстве нарушениях требований законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Целью проведения настоящего анализа является проверка обоснованности вывода, содержащегося в письме Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю (далее – Управление Росреестра по Красноярскому краю) б/д № 70-56/41250, согласно которому установленные в деле о банкротстве и отраженные в судебном акте обстоятельства, свидетельствующие о нарушениях требований законодательства о несостоятельности (банкротстве), являются для административного органа одним из доказательств совершения арбитражным управляющим административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, однако при рассмотрении судом административного дела такие обстоятельства не имеют существенного значения.

Достигнуть указанной цели планируется путем решения следующей задачи:

- обсуждения на совместном совещании с Третьим арбитражным апелляционным судом дискуссионного вопроса о том, является ли вступившее в законную силу решение арбитражного суда, вынесенное в рамках рассмотрения дела о несостоятельности (банкротстве), обязательным для суда, рассматривающего дело о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по статье 14.13 КоАП РФ в части выводов о нарушении законодательства о несостоятельности (банкротстве) в качестве доказательства наличия признаков состава административного правонарушения.

При подготовке настоящего анализа в предмет исследования также вошли опубликованные судебные акты Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ), федеральных арбитражных судов округов, а также специальная литература по обозначенному вопросу.

II. ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ

1. Является ли вступившее в законную силу решение арбитражного суда, вынесенное в рамках рассмотрения дела о несостоятельности (банкротстве), обязательным для суда, рассматривающего дело о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по статье 14.13 КоАП РФ в части выводов о нарушении законодательства о несостоятельности (банкротстве) в качестве доказательства наличия признаков состава административного правонарушения?

Поводом для постановки указанного дискуссионного вопроса явились следующие противоположные, по мнению Управления Росреестра по Красноярскому краю, выводы, содержащиеся в судебных актах Арбитражного суда Красноярского края, Третьего арбитражного апелляционного суда и ФАС Восточно-Сибирского округа.

п/п

Дело о несостоятельности (банкротстве)

Дело о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности в порядке части 3 статьи 14.13 КоАП РФ

1.

Дело № А33-2129/2009-к7

Определением Арбитражного суда Красноярского края удовлетворена жалоба уполномоченного органа в части признания неправомерными действий арбитражного управляющего по привлечению специалистов ООО «ПромЭко» для обеспечения своей деятельности при осуществлении процедуры банкротства, осуществлении расчетов минуя расчетный счет должника, неотражении в отчете сведений о привлеченных специалистах – ООО «ПромЭко».

Дело № А33-11948/2011

Заявление Управления Росреестра по Красноярскому краю удовлетворено; арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

По доводу Управления о том, что действия управляющего в части привлечения специалиста ООО «ПромЭко» не отвечают признакам добросовестности и разумности, суд указал, что административным органом не заявлено достаточно доводов, не представлено достаточных доказательств нарушения арбитражным управляющим требований ст. 20.03 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве). Вместе с тем в действиях по неотражению в отчете сведений о привлеченных специалистах – ООО «ПромЭко» содержатся признаки объективной стороны правонарушения.

ВЫВОД:

При рассмотрении дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суды переоценили выводы, сделанные судом при рассмотрении банкротного дела.

В рамках дела о привлечении к административной ответственности, действия управляющего в части привлечения специалиста не образуют состава административного правонарушения, в то время как при рассмотрении жалобы указанные действия признаны неправомерными.

2.

Дело № А33-14057/2008-к2

Определением Арбитражного суда Красноярского края удовлетворена жалоба налогового органа в части признания действий арбитражного управляющего по привлечению специалиста на договорной основе для осуществления полномочий временного управляющего неразумными. Судом также установлено, что привлеченным специалистом фактически выполнялись обязанности временного управляющего.

Дело № А33-20300/2009

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали недоказанным наличие в действиях арбитражного управляющего признаков состава административного правонарушения, поскольку у должника отсутствовали денежные средства, за счет которых арбитражный управляющий имел бы возможность оплатить услуги по договору, а конкурсная масса была не сформирована.

Судами также было установлено отсутствие доказательств, подтверждающих возмещение арбитражному управляющему расходов, понесенных в связи с выплатой вознаграждения, за счет уполномоченного органа и свидетельствующих о том, что действия арбитражного управляющего по привлечению для выполнения работ специалиста повлияли на интересы должника и его кредиторов.

Т.о., в удовлетворении заявления Управления Росреестра по Красноярскому краю отказано в связи с недоказанностью факта выплаты арбитражным управляющим вознаграждения специалисту.

Суды также отклонили довод о том, что привлеченным специалистом фактически выполнялись обязанности временного управляющего, поскольку в материалах дела имелись доказательства, из которых следует, что арбитражный управляющий сам подписывал документы от своего имени, проводил общие собрания.

ВЫВОД:

При рассмотрении дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суды переоценили выводы, сделанные судом при рассмотрении банкротского дела.

3.

Дело № А33-2314/2010-к5

Определением Арбитражного суда Красноярского края удовлетворена жалоба уполномоченного органа и действия конкурсного управляющего по заключению трудовых договоров с привлеченными специалистами признаны необоснованными, поскольку конкурсный управляющий не вправе заключать трудовые договоры со специалистами, учитывая норму пункта 3 статьи 24 Закона о банкротстве о том, что арбитражный управляющий имеет право исключительно на договорной основе привлекать специалистов.

Дело № А33-8802/2011

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования Управления Росреестра удовлетворено; арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности.

Вместе с тем в части оценки действий арбитражного управляющего по заключению трудовых договоров с привлеченными специалистами суды пришли к выводу о том, что согласно абзацу 6 пункта 1 статьи 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий вправе привлекать для обеспечения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника, если иное не установлено настоящим Федеральным законом, стандартами и правилами профессиональной деятельности или соглашением арбитражного управляющего с кредиторами. Запрет привлекать лиц по трудовому договору Законом о банкротстве, а также вышеуказанными актами не установлен.

ВЫВОД:

При рассмотрении дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суды переоценили выводы, сделанные судом при рассмотрении банкротского дела.

4.

Дело № А33-30947/2005

Судом в мотивировочной части определения установлен факт уничтожения конкурсным управляющим первичных документов, на основании которых производились расходы в ходе конкурсного производства.

При рассмотрении отчета о ходе конкурсного производства, суд установил, что бывшим конкурсным управляющим Фишером В.Р. уничтожены первичные документы, на основании которых производились расходы в ходе конкурсного производства. Суд указал, что действия бывшего конкурсного управляющего Фишера В.Р. свидетельствуют о намеренном сокрытии арбитражным управляющим расходов, осуществленных в ходе конкурсного производства за счет конкурсной массы должника, влекущим затягивание процедуры конкурсного производства в отношении должника, нарушение прав и законных интересов кредиторов. С целью понуждения Фишера В.Р. передать документы конкурсному управляющему должника Кустикову В.В. арбитражный суд выдал исполнительный лист.

Дело № А33-9264/2011

Суд первой инстанции отказал Управлению Росреестра по Красноярскому краю в удовлетворении его заявления о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, указав, что административному органу необходимо было установить, что обязанность исполнена конкурсным управляющим ненадлежащим образом, что явилось причиной уничтожения документов, соблюдены ли арбитражным управляющим требования к хранению документов, приняты ли все возможные меры для их сохранения.

Суд апелляционной инстанции не согласился с данным выводом, указав на доказанность административным органом факта непередачи арбитражным управляющим бухгалтерской и иной документации должника вновь утвержденному конкурсному управляющему. Однако решение оставлено без изменения ввиду истечения сроков давности привлечения к административной ответственности.

ВЫВОД:

При рассмотрении дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности судом I инстанции переоценены выводы, сделанные судом при рассмотрении банкротного дела.

Судебной практике известно два диаметрально противоположных подхода к решению данного вопроса.

Согласно первому подходу суд, рассматривающий дело об административном правонарушении, не связан выводом о нарушении арбитражным управляющим законодательства о несостоятельности (банкротстве), сделанным судом, рассматривающим гражданское дело. Нормативной основой для данного подхода является часть 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

По смыслу данного законоположения для придания тем или иным обстоятельствам свойства предрешенности (т.е. преюдициальности) необходимо наличие сложного юридико-технического состава:

- фактические обстоятельства установлены судом и отражены в мотивировочной части судебного акта, разрешающего дело по существу;

- решение суда вступило в законную силу;

- в первоначальном, и последующем судебных разбирательствах участвуют одни и те же лица.

Таким образом, поскольку при рассмотрения гражданского дела о несостоятельности (банкротстве) в нем участвовали арбитражный управляющий и налоговый орган, а в рамках административного дела – арбитражный управляющий и Росреестр, то преюдициальность установленных фактических обстоятельств отсутствует.

Кроме того, по мнению сторонников данного подхода, вывод о нарушении законодательства о несостоятельности (банкротстве), сделанный судом при рассмотрении гражданского дела, по своей правовой природе не является юридическим фактом, а представляет собой вывод суда, т.е. правовую квалификацию, к которой пришел суд на основе своего внутреннего убеждения. В свою очередь, правила части 2 статьи 69 АПК РФ на правовую квалификацию не распространяются; арбитражный суд не связан выводами других судов о правовой квалификации рассматриваемых отношений и толковании правовых норм (постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2007 № 11974/06). В соответствии с частью 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Поэтому в силу статьи 268, 286 АПК РФ у судов апелляционной, кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для переоценки этих выводов судов.

В качестве дополнительного аргумента в поддержку данного подхода можно указать на то, что в рамках гражданского дела суд не давал оценку действиям арбитражного управляющего с точки зрения наличия в них состава административного правонарушения.

Данный подход поддержан в постановлениях Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2011 по делу № А68-9711/2010, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.10.2009 по делу № А55-9754/2009.

Второй подход к решению данного вопроса основан на разграничении преюдициальности судебных актов и их обязательности. Последняя предусмотрена статьей 16 АПК РФ, согласно которой вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Данный подход изложен, например, в постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2007 по делу № А76-5807/2007.

 

Анализ судебной практики позволил выявить еще ряд дискуссионных вопросов, связанных с привлечением арбитражных управляющих к административной ответственности по статье 14.13 КоАП РФ.

2. Допустимо ли суду при рассмотрении вопроса о возможности применения положений ст. 2.9 КоАП РФ о малозначительности совершенного арбитражным управляющим правонарушения исходить прежде всего из влияния совершенного правонарушения на достижение публично-правовой цели процедуры банкротства, примененной в отношении конкретного должника?

В судебно-арбитражной практике отсутствует единообразие в отношении возможности применения положений ст. 2.9 КоАП РФ о малозначительности правонарушения при рассмотрении судом дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности.

Так, согласно первому подходу, поскольку объектом данного правонарушения являются отношения в области предпринимательской деятельности, направленные на обеспечение установленного порядка осуществления процедуры банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов, оно не может быть малозначительным (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 02.12.2010 по делу № А33-11553/2010, Постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2009 по делу № А72-8687/2009).

В соответствии со вторым подходом суды, исследовав обстоятельства дела, установив наличие в действиях конкурсного управляющего признаки административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, приходят к выводу о возможности применения положений ст. 2.9 КоАП РФ о малозначительности правонарушения (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.05.2011 по делу № А33-12953/2010, ФАС Уральского округа от 15.03.2011 по делу № А07-10835/2010, ФАС Дальневосточного округа от 28.04.2011 по делу № А37-1687/2010, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2011 по делу № А76-25427/2010, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2011 по делу № А03-2597/2011, от 27.06.2011 по делу № А03-1630/2011).

При этом в практике арбитражного суда сложился подход, поддержанный вышестоящими инстанциями, согласно которому, рассматривая вопрос об освобождении арбитражного управляющего от административной ответственности ввиду малозначительности административного правонарушения, суды руководствуются следующими критериями:

- малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. (п. 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»);

- наличие (отсутствие) существенной угрозы охраняемым общественным отношениям может быть оценено судом с точки зрения степени вреда (угрозы вреда), причиненного непосредственно установленному публично-правовому порядку деятельности. В частности, существенная степень угрозы охраняемым общественным отношениям имеет место в случае пренебрежительного отношения лица к установленным правовым требованиям и предписаниям (публично-правовым обязанностям);

- введение ответственности за административное правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния. Следовательно, суды общей и арбитражной юрисдикции вправе избирать в отношении правонарушителя меру наказания с учетом характера правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств деяния (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 05.11.2003 № 349-О);

- санкции не должны превращаться в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12.05.1998).

Освобождая от административной ответственности арбитражных управляющих в связи с малозначительностью совершенного правонарушения в делах №№ А33-15588/2010, А33-21344/2009, А33-13739/2010, суды, прежде всего, оценивали характер совершенного арбитражным управляющим правонарушения, степень общественной опасности и ущерба, причиненного охраняемым государством общественным отношениям, с учетом конкретных обстоятельств дела (наличием исключительных обстоятельств1), отсутствия вредных последствий и в соответствии с конституционными принципами соразмерности и справедливости при назначении наказания.

Вместе с тем, оценивая отсутствие существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, на наш взгляд суд должен исходить из публично-правового статуса арбитражных управляющих. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 22 июля 2002 года № 14-П по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О реструктуризации кредитных организаций», пунктов 5 и 6 статьи 120 Закона о банкротстве, процедуры банкротства носят публично-правовой характер, они предполагают принуждение меньшинства кредиторов большинством, а потому, вследствие невозможности выработки единого мнения иным образом, воля сторон формируется по другим, отличным от искового производства, принципам. В силу различных, зачастую диаметрально противоположных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, законодатель должен гарантировать баланс их прав и законных интересов, что, собственно, и является публично-правовой целью института банкротства.

3. Влияет ли при рассмотрении судом вопроса об освобождении арбитражного управляющего от административной ответственности ввиду малозначительности факт совершения им существенного нарушения Закона о банкротстве, в частности представление арбитражным управляющим собранию кредиторов на утверждение предложений о порядке, о сроках и об условиях продажи имущества должника до проведения инвентаризации и оценки?

Статьей 2 Закона о банкротстве установлено, что конкурсное производство – процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику, признанному банкротом в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

В соответствии с пунктом 4 статьи 139 Закона о банкротстве после проведения инвентаризации и оценки имущества должника конкурсный управляющий приступает к продаже имущества должника на открытых торгах, если настоящим Федеральным законом не установлен иной порядок продажи имущества должника.

Анализ приведенной нормы позволяет сделать вывод о том, что основной обязанностью конкурсного управляющего в процедуре конкурсного производства является продажа имущества должника с целью соразмерного удовлетворения требований кредиторов, основными этапами подготовки имущества к продаже являются его инвентаризация и оценка, без проведения которых арбитражный управляющий не вправе представлять собранию кредиторов положение о порядке, условиях и сроках реализации имущества должника. Приведенная норма носит императивный характер, ее нарушение относится к существенным нарушениям Закона о банкротстве, поскольку влечет нарушение прав и законных интересов кредиторов. Возлагая на конкурсного управляющего обязанность по проведению инвентаризации и оценки имущества должника, прежде чем представить собранию кредиторов порядок, условия и сроки продажи имущества должника, законодатель преследовал цель установления контроля со стороны собрания кредиторов за действиями конкурсного управляющего по формированию конкурсной массы по результатам инвентаризации имущества должника и определению его начальной продажной цены по результатам оценки имущества.

При этом существенность правонарушения, на наш взгляд, должна определяться судом исходя из публично-правовой цели процедур банкротства и публично-правового характера статуса арбитражного управляющего.

Часть 3 статьи 14.13 КоАП РФ, устанавливая административную ответственность за нарушения законодательства о несостоятельности(банкротстве), предусматривает формальный состав правонарушения в виде неисполнения арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

По делу А33-13739/2010 суд отказал в привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности ввиду малозначительности деяния, поскольку утверждение Положения о порядке, сроках и условиях реализации имущества должника до оценки всего имущества соответствовало конкретной ситуации, не привело к неразумности действий в отношении имущества должника и являлось исключительным случаем. Следовательно, для решения вопроса о том, является ли представление предложений о порядке, о сроках и об условиях продажи имущества должника до проведения инвентаризации и оценки событием административного правонарушения, необходимо оценивать в том числе: обстановку, условия, характер конкурсного производства, состояние имущества должника, количество объектов, размер территории, объем документов, объем мероприятий необходимых для завершения процедуры конкурсного производства. Кроме того, применение статьи 2.9 КоАП РФ соответствует не только интересам лица, привлекаемого к административной ответственности, но и интересам государства, поскольку нерационально принимать административные меры, необходимость в которых отсутствует. Охраняемым правоотношениям обеспечивается адекватная защита, в том числе, фактом возбуждения административного дела, процедурой административного разбирательства (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17.02.2011 по делу А33-13739/2010, от 05.04.2011 по делу А33-15588/2010).

В данном случае суд оценил нарушение конкурсным управляющим обязанности, предусмотренной пунктом 3 статьи 149 Закона о банкротстве, с точки зрения вредных последствий, влияющих на дальнейшее проведение процедуры банкротства, а не по факту совершения нарушения с точки зрения его существенности и последствий в виде нарушения прав и законных интересов кредиторов.

4. Возможно ли привлечение арбитражного управляющего к административной ответственности по иным статьям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), кроме как по статье 14.13?

В настоящее время в практике Арбитражного суда Красноярского края актуальным является вопрос, связанный с применением положений КоАП РФ, а также Закона о банкротстве, о порядке привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, а именно: подлежат ли его неправомерные действия при банкротстве квалификации только по статье 14.13 КоАП РФ или возможна квалификация и по другим статьям особенной части.

Действующее отраслевое законодательство не содержит четкого ответа на поставленный вопрос. Не представляется возможным обнаружить ответ и в доктрине общей теории права. В связи с этим в судебно-арбитражной практике сложилось два взаимоисключающих подхода к решению данного вопроса.

Согласно первому подходу, арбитражный управляющий не подлежит привлечению к административной ответственности по иным статьям, кроме статьи 14.13 КоАП РФ. Анализируя нормы действующего законодательства, сторонники изложенного подхода исходят из необходимости толковать в нормативном единстве положения статей 126, 129 Закона о банкротстве и статьи 53 ГК РФ.

Так, согласно пункту 2 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия. Хозяйственно-распорядительную деятельность в отношении юридического лица-должника осуществляет назначаемый арбитражным судом конкурсный управляющий (пункт 1 статьи 129 Закона о банкротстве), полномочия которого строго определены в указанной норме закона. При этом, толкуя приведенные законоположения во взаимосвязи со статьей 53 ГК РФ, в силу правовых указаний которой юридические лица приобретают гражданские права и принимают на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, следует прийти к выводу о том, что в период конкурсного производства единственным органом управления юридического лица является конкурсный управляющий, полномочия которого ограничены целями конкурсного управления. В силу прямого указания закона конкурсный управляющий осуществляет полномочия руководителя должника в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены Законом о банкротстве. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 19 декабря 2005 года № 12-П, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 года арбитражный управляющий – это лицо, осуществляющее преимущественно публичные функции. Арбитражный управляющий назначается арбитражным судом и выполняет публично - правовые функции по защите прав и законных интересов должника, кредиторов, государства и работников должника. Публично-правовой статус арбитражных управляющих обусловливает право законодателя предъявлять к ним специальные требования, а также возлагает ответственность за обеспечение проведения процедур банкротства надлежащим образом.

Следовательно, с момента введения конкурсного производства и утверждения конкурсного управляющего и до даты прекращения производства по делу или заключения мирового соглашения все правоотношения подлежат переводу в плоскость дела о банкротстве, регулируются соответствующим законодательством, за нарушение которого и возможно привлечение конкурсного управляющего к ответственности: гражданско-правовой (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве), административной (статья 14.13 КоАП РФ) или уголовной (статья 195 Уголовного кодекса РФ).

Указанный подход в полной мере был воспринят в практике многих арбитражных судов.

В частности, в силу приведенной выше аргументации у конкурсного управляющего отсутствует обязанность по представлению и раскрытию информации на рынке ценных бумаг, следовательно отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренный статьей 15.19 КоАП РФ (решение Арбитражного суда Красноярского края от 28.10.2009 по делу № А33-14683/2009; постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21.09.2009 по делу № А33-12014/2009, поддержанное постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.12.2009 по тому же делу). Как утверждают сторонники анализируемого подхода, спорным является и привлечение конкурсного управляющего к административной ответственности, за невыплату заработной платы (статья 5.27 КоАП РФ) по мотивам того, что с момента признания организации-должника между конкурсным управляющим и работниками должника возникают отношения по расчетам с кредиторами в порядке очередности, установленной Законом о банкротстве: для конкурсного управляющего все работники являются кредиторами второй очереди (пункт 3 статьи 143), а неправомерные действия при банкротстве образуют составы правонарушений, предусмотренные статьей 14.13 КоАП РФ.

Таким образом, в данном случае справедливо утверждать, что несвоевременная выплата заработной платы арбитражным управляющим непосредственно не обусловлена нарушением трудовых отношений, так как он действует в пределах специальных полномочий, определенных законодательством о банкротстве (решение Арбитражного суда города Москва от 18.12.2007 по делу № А40-61476/07-94-439; постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2008 № 09АП-280/2008-АК; ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.04.2006 по делу № А74-743/05-Ф02-1247/06-С1; ФАС Московского округа от 28.05.2008 № КА-А40/4111-08).

Заметим, что к аналогичному выводу пришла и судебная коллегия Высшего Арбитражного Суда РФ, отказывая в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора (определение от 06.10.2008 № 12137/08). Коллегия указала, что в данном случае работники муниципального унитарного предприятия являются кредиторами должника, при этом такой вывод согласуется с правоприменительной практикой (постановления Президиума ВАС РФ от 17.01.2006 № 11838/05; от 27.09.2005 № 7460/05).

Согласно второму подходу, получившему поддержку в актах арбитражных судов, возбуждение дела о банкротстве само по себе не прекращает существовавших ранее правоотношений, не трансформирует их правовую природу, а потому не освобождает конкурсного управляющего от обязанностей, предусмотренных иными нормативными правовыми актами (в частности, Трудовым кодексом РФ (далее – ТК РФ), Федеральным законом от 26.12.1995 №208-ФЗ «Об акционерных обществах», Федеральным законом от 22.04.1996 №39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» и т.п.). Следовательно, не исключается возможность привлечения конкурсного управляющего к административной ответственности и по иным статьям КоАП РФ, помимо статьи 14.13.

Сторонники данного подхода аргументируют свою позицию правовыми указаниями, изложенными в статье 2.4 КоАП РФ, толкуемой в нормативном единстве со статьей 129 Закона о банкротстве.

Так, в силу примечания к статье 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административное правонарушение в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное. Учитывая правило, установленное статьей 129 Закона о банкротстве, на конкурсного управляющего возложено осуществление полномочий руководителя должника и иных органов управления должника, представляется возможным прийти к выводу о том, что конкурсный управляющий может быть субъектом административной ответственности, за исключением случаев, когда законом предусмотрен специальный субъект – юридическое лицо (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.11.2009 по делу № А33-12674/2009, оставленное без изменения постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.02.2010).

При этом отсутствие в перечне обязанностей арбитражного управляющего прямого указания на обязанность по выплате заработной платы работникам должника является следствием того, что Закон о банкротстве является специальным и содержит нормы, регулирующие специфические правоотношения в сфере несостоятельности (банкротства), а потому никоим образом не освобождает конкурсного управляющего как руководителя должника от исполнения обязанности, возложенной на него иными федеральными законами.

Анализируемый подход получил поддержку в постановлении ФАС Уральского округа от 03.06.2008 № Ф09-3994/08-С1, оставленным в силе определением ВАС РФ от 23.09.2008 № 9027/08, которым отказано в передаче дела в Президиум ВАС. В указанных актах судебные инстанции суды пришли к выводу о том, что непредставление списка аффилированных лиц в регистрирующий орган в установленной форме образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 15.19 КоАП РФ. В постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 05.02.2008 № Ф04-622/2008 (1358-А46-27); ФАС Уральского округа от 22.05.2008 № Ф09-3566/08-С1; ФАС Дальневосточного округа от 18.06.2007 по делу № Ф03-А51/07-2/2517; Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2007 по делу № 17АП-2923/06-АК; Арбитражного суда Вологодской области от 22.08.2007 по делу А13-6260/2007 арбитражные суды констатировали нарушение законодательства о труде и об охране труда, указав на возможность привлечения конкурсного управляющего к административной ответственности по статье 5.27 КоАП РФ.

Приложение

 

ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ,

СВЯЗАННЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ СТ. 14.13 КоАП РФ2

Реквизиты документа

Основные правовые позиции

Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 № 122-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ионова Николая Владимировича на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

 

 

Положения части 3 статьи 14.13 КоАП Российской Федерации, предусматривающие ответственность за правонарушения в области предпринимательской деятельности, направлены на обеспечение установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов. При этом следует иметь в виду, что назначение административного наказания за нарушение тех или иных правил, установленных компетентным органом законодательной или исполнительной власти, возможно лишь при наличии закрепленных в статье 2.1 КоАП Российской Федерации общих оснований привлечения к административной ответственности, предусматривающих необходимость доказывания в действиях (бездействии) физического или юридического лица признаков противоправности и виновности.

В оспариваемой норме в качестве одного из видов наказания установлен административный штраф с указанием его минимального и максимального пределов, что позволяет назначать наказание с учетом характера совершенного административного правонарушения, имущественного и финансового положения правонарушителя и иных обстоятельств, предусмотренных законом. Кроме того, статьей 2.9 КоАП Российской Федерации предусматривается возможность освобождения правонарушителя от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения.

Бланкетный характер оспариваемой нормы не свидетельствует о ее неконституционности, поскольку регулятивные нормы, устанавливающие те или иные правила поведения, не обязательно должны содержаться в том же нормативно-правовом акте, что и нормы, устанавливающие юридическую ответственность за их нарушение.

 

Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 (ред. от 17.02.2011) «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»

43. С 01.01.2011 вступили в силу положения статьи 20 Закона о банкротстве (в редакции Закона № 296-ФЗ и Федерального закона от 28.12.2010 № 429-ФЗ) в части определения арбитражного управляющего в качестве субъекта профессиональной деятельности, занимающегося частной практикой, а также в части исключения обязанности регистрации арбитражного управляющего в качестве индивидуального предпринимателя.

В связи с этим судам следует учитывать, что одновременно с внесением соответствующих изменений в статью 20 Закона о банкротстве Закон № 296-ФЗ включил в эту статью пункт 12, согласно которому споры, связанные с профессиональной деятельностью арбитражного управляющего, разрешаются арбитражным судом.

В силу указанной специальной нормы Закона о банкротстве и с учетом статьи 28 и пункта 3 части 1 статьи 29 АПК РФ дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности на основании части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также о возмещении им убытков на основании пункта 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве продолжают относиться к подведомственности арбитражных судов и после 01.01.2011 независимо от того, зарегистрирован ли арбитражный управляющий в качестве индивидуального предпринимателя.

 

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 04.06.2009 № 130 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»

 

6. Частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Поскольку после принятия Закона № 296-ФЗ помимо новой редакции Закона в отдельных делах о банкротстве продолжает применяться старая редакция Закона, исходя из специфики законодательного регулирования состава указанного административного правонарушения принятие Закона № 296-ФЗ не может являться основанием для освобождения арбитражного управляющего от административной ответственности, предусмотренной упомянутой статьей, со ссылкой на положения части 2 статьи 1.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.11.2011 № 7803/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 23.01.2012

 

В качестве объективной стороны состава административного правонарушения арбитражному управляющему вменяется неисполнение обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), выразившееся в нарушении порядка погашения текущей задолженности и нарушении календарной очередности удовлетворения текущих требований кредиторов.

В рассматриваемом случае административные правонарушения считаются совершенными с момента осуществления внеочередного платежа по каждому периоду.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 11.10.2011 № 5811/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 28.12.2011

 

Если арбитражным судом принято решение об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении конкурсного управляющего к административной ответственности и об освобождении его от указанной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения, то есть фактически решение принято не в пользу арбитражного управляющего, следовательно судебные расходы, понесенные им на стадии рассмотрения дела судом, взысканию с административного органа не подлежат.

 

 

1 По делу № А33-15588/2010 сроки представления конкурсным управляющим протоколов собрания кредиторов нарушены на один-два день, то есть срок пропущен незначительно.

По делу № А33-21344/2009 правонарушения допущены конкурсным управляющим в период банкротства должника как отсутствующего, к должнику применялась процедура упрощенного производства по банкротству. При упрощенной процедуре банкротства соблюдение ежемесячной периодичности проведения собраний кредиторов не является актуальным, арбитражный управляющий вправе сам определять необходимость проведения собрания кредиторов.

2 Дайджест подготовлен авторами анализа исключительно в информационных целях и не является правовой позицией высшей судебной инстанции. Для установления содержания такой позиции необходимо обращаться к тексту документа.