Виртуальный тур

Расписание:

работы суда
Понедельник - Четверг 08:30-17:30
Пятница 08:30-16:15
Обеденный перерыв 12:30-13:15
приема корреспонденции
Понедельник - Четверг 09:00-15:00
Пятница, предпраздничные дни 09:00-14:00
Обеденный перерыв 12:30-13:15
ознакомления с материалами дела
Понедельник - Четверг 09:00-17:00
Пятница, предпраздничные дни 09:00-16:00
Перерыв 12:00-14:00

Разделы сайта

Обобщение практики рассмотрения дел, связанных с применением миграционного законодательства

Справка № 01/13

 

Обобщение практики рассмотрения дел,

связанных с применением миграционного законодательства

 

 

г. Красноярск                                                                                          22.03.2013

 

I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

В соответствии с пунктом 3.1 плана работы Арбитражного суда Красноярского края на I полугодие 2013 года проведено обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением миграционного законодательства, и рассмотренных Арбитражным судом Красноярского края в течение второго полугодия 2012 года –  января 2013 года.

В статистическом отчете дела, связанные с применением миграционного законодательства, отдельной строкой не выделяются. В связи с этим в целях подготовки настоящего обобщения осуществлялся интеллектуальный поиск в программе АИС «Судопроизводство», а также в банке решений арбитражных судов (http://ras.arbitr.ru/), показавший, что за второе полугодие 2012 – январь 2013 года Арбитражным судом Красноярского края рассмотрено 37 дел об оспаривании постановлений миграционных органов о привлечении к административной ответственности, из которых:

- по части 1 статьи 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) – 16 дел (43 %),

- по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ – 21 дел (57 %).

Постановления о привлечении к административной ответственности выносились:

- отделением УФМС России по Красноярскому краю в Железнодорожном районе г. Красноярска (20 дел);

- УФМС России по Красноярскому краю (17 дел).

Из указанного количества дел Арбитражным судом Красноярского края были признаны незаконными и отменены полностью 2 постановления (5%) УФМС России по Красноярскому краю в связи недоказанностью состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, изменены в части назначения административного наказания – 2  постановления (5%).

За анализируемый период отмен судебных актов Арбитражного суда Красноярского края судами вышестоящих инстанций по рассматриваем делам нет, что свидетельствует о сформированной стабильной правоприменительной практике по обобщаемым делам.

Помимо дел, рассмотренных Арбитражным судом Красноярского края с участием подразделений Федеральной миграционной службы России, в предмет исследования также вошли опубликованные решения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ), решения Верховного Суда Российской Федерации[1], а также судебные акты Третьего арбитражного апелляционного суда, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа и иных арбитражных судов.

 

 

II. ВЫВОДЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБОБЩЕНИЯ ПРАКТИКИ

АРБИТРАЖНОГО СУДА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

 

 

1. Отсутствие доказательств, подтверждающих факт привлечения иностранного гражданина к трудовой деятельности в Российской Федерации именно лицом, привлеченным к административной ответственности по части 1 статьи 18.15 КоАП РФ, влечет незаконность вынесенного в отношении в него постановления по делу об административном правонарушении.

Дело № А33-7888/2012.

Индивидуальный предприниматель обратилась в арбитражный суд с заявлением к УФМС России по Красноярскому краю с заявлением об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, которым он привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, в ходе проверки цеха по производству кондитерских изделий, арендуемого индивидуальным предпринимателем, административным органом выявлено привлечение к трудовой деятельности иностранных граждан Республики Таджикистан и Республики Узбекистан при отсутствии у последних разрешения на работу.

Оспаривая постановление по делу об административном правонарушении, заявитель указал, что административным органом ни одним достоверным доказательством  не подтвержден факт совершения вменяемого административного правонарушения именно индивидуальным предпринимателем.

Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил, признал постановление по делу об административном правонарушении незаконным и подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу части 1 статьи 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В предмет доказывания по делам о привлечении к административной ответственности в соответствии со статьей 26.1 КоАП РФ входит, в том числе, установление наличия события административного правонарушения, лица, совершившего противоправные действия, за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, и его виновности в совершении административного правонарушения.

Административным органом в материалы дела представлены следующие  доказательства, подтверждающие, по его мнению, факт совершения заявителем административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ: акт обследования производственного помещения, произведенного в рамках гласного оперативно-розыскного мероприятия УЭБиПК ГУ МВД России по краю; акт проверки, составленный административным органом; протоколы об административном правонарушении, замечания индивидуального предпринимателя к указанным протоколам; объяснения не имеющих разрешения на работу иностранных граждан; постановления по делам об административном правонарушении; видеозапись оперативно-розыскного мероприятия УЭБ и ПК ГУ МВД России; протоколы об административном правонарушении, составленные в отношении иностранных граждан по факту совершения ими административных правонарушений, предусмотренных статьей 18.10 КоАП РФ;  объяснения данных иностранных граждан; постановления по делам об административном правонарушении о привлечении иностранных граждан к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 18.10 КоАП РФ.

Оценив представленные в дело доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, арбитражный суд пришел к выводу о доказанности лишь факта нахождения иностранных граждан на территории производственного цеха кондитерских изделий во время проведения проверки.

Вместе с тем, по мнению суда, ни одно из представленных административным органом доказательств не подтверждает факт привлечения названных иностранных граждан к трудовой деятельности, осуществленного именно индивидуальным предпринимателем.

Акт обследования производственного помещения, произведенного в рамках гласного оперативно-розыскного мероприятия УЭБиПК ГУ МВД России по краю, и акт проверки, составленный административным органом, не содержат сведений о лице, допустившем иностранных граждан к трудовой деятельности в помещении кондитерского цеха.

Из видеозаписи оперативно-розыскного мероприятия УЭБ и ПК ГУ МВД России, просмотренного в ходе судебного разбирательства, не представляется возможным с достоверностью установить как факт нахождения в момент проведения проверки в производственном кондитерском цехе иностранных граждан, так и факт осуществления указанными лицами в этом цехе трудовой деятельности.

Протоколы об административном правонарушении, составленные в отношении заявителя, не содержат необходимого описания фактических обстоятельств, подтверждающих событие вмененного ему административного правонарушения, как-то: описания факта привлечения индивидуальным предпринимателем иностранных граждан к труду, описания осуществляемых иностранными гражданами действий по уборке помещений, фасовке, сортировке кондитерских изделий.

При составлении протоколов об административном правонарушении индивидуальным предпринимателем даны объяснения, согласно которым он с иностранными гражданами трудовые договоры не заключал, к работе их не привлекал, в их услугах не нуждался, об их нахождении в производственном цехе  пояснить ничего не смог, указав на их самовольное проникновение в производственный цех.

Из объяснений иностранных граждан, отобранных в ходе проведения проверки и административного расследования, следует, что они пришли в кондитерских цех по приглашению работающих там знакомых с целью возможного дальнейшего трудоустройства, с индивидуальным предпринимателем лично не знакомы, разрешения на работу не имеют.

Протоколы и постановления по делу об административном правонарушении, составленные в отношении иностранных граждан, подтверждают только событие административного правонарушения, предусмотренного статьей 18.10 КоАП РФ и совершенного самими иностранными гражданами, а не событие административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ и вмененного индивидуальному предпринимателю.

Статьей 1.5 КоАП РФ установлен принцип презумпции невиновности, часть 4 которой предусматривает, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Учитывая, что трудовые договоры индивидуальным предпринимателем с иностранными гражданами в письменной форме не заключались, доказательств фактического допуска к трудовой деятельности указанных лиц именно индивидуальным предпринимателем (или по ее поручению, или ее представителем) административным органом не предъявлено, суд пришел к выводу, что административным органом не представлена совокупность доказательств, с очевидностью, определенностью и достоверностью подтверждающая событие административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, и совершение его именно индивидуальным предпринимателем. При указанных обстоятельствах законные основания для привлечения индивидуального предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, отсутствуют.

Решение арбитражного суда первой инстанции в суды вышестоящих инстанций не обжаловалось.

 

2. Незаключение трудового договора между иностранным работником и работодателем, фактически допустившим иностранного гражданина к выполнению работ, не исключает обязанность работодателя по соблюдению правил привлечения и использования иностранных работников, в том числе по привлечению иностранных работников только при наличии у них разрешения на работу, требуемого в соответствии с федеральным законом.

Дела №№ А33-12106/2012, А33-12107/2012, А33-12108/2012, А33-12109/2012, А33-12110/2012, А33-12112/2012, А33-12114/2012, А33-12116/2012, А33-12117/2012, А33-12119/2012,  А33-12120/2012.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с требованием об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, которым он привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 18.15 КоАП РФ.

В обоснование заявленных требований заявитель указал на недоказанность события административного правонарушения – факта привлечения им к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина, не имеющего разрешения на работу, так как трудовой договор с последним не был заключен.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявленного требования отказал по следующим основаниям.

Объективной стороной административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, является привлечение к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства при отсутствии у этих иностранного гражданина или лица без гражданства разрешения на работу либо патента, если такие разрешение либо патент требуются в соответствии с федеральным законом.

Согласно примечанию к статье 18.15 КоАП РФ под привлечением к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства понимается допуск в какой-либо форме к выполнению работ или оказанию услуг либо иное использование труда иностранного гражданина или лица без гражданства.

В соответствии со статьей 16 Трудового кодекса РФ трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации определяет Федеральный закон от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (далее – Закон о правовом положении иностранных граждан), согласно статье 2 которого под трудовой деятельностью иностранного гражданина понимается работа иностранного гражданина в Российской Федерации на основании трудового договора или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг); под разрешением на работу - документ, подтверждающий право иностранного работника на временное осуществление на территории Российской Федерации трудовой деятельности или право иностранного гражданина, зарегистрированного в Российской Федерации в качестве индивидуального предпринимателя, на осуществление предпринимательской деятельности.

Пунктом 4 статьи 13 Закона о правовом положении иностранных граждан установлено, что иностранный гражданин имеет право осуществлять трудовую деятельность в Российской Федерации только при наличии разрешения на работу.

Из материалов дела следует и объяснениями иностранного гражданина подтверждается, что последний в нарушение пункта 4 статьи 13 Закона о правовом положении иностранных граждан фактически был допущен и осуществлял трудовую деятельность в интересах индивидуального предпринимателя в связи с осуществляемой им предпринимательской деятельностью по производству мебели в отсутствие разрешения на работу. Данное обстоятельство заявителем не опровергнуто.

С учетом примечания к статье 18.15 КоАП РФ неподписание с иностранным гражданином трудового либо гражданско-правого договора при фактическом допуске его к выполнению работ или оказанию услуг не имеет правового значения при установлении объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ. Противоправным является привлечение к трудовой деятельности, осуществляемое в виде фактического допуска конкретного иностранного гражданина или лица без гражданства в какой-либо форме к выполнению работ, оказанию услуг без соответствующего разрешения (пункт 20 постановления Пленума ВАС РФ  от 17.02.2011 №11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).  

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.

 

3. Несогласование административным органом с органом прокуратуры проведения на основании подпункта 3 пункта 5 статьи 32 Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» внеплановой выездной проверки соблюдения миграционного законодательства и неуведомление проверяемого лица о ее проведении не влечет незаконность вынесенного по итогам проверки постановления по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ.

Дела №№ А33-12106/2012, А33-12107/2012, А33-12108/2012, А33-12109/2012, А33-12110/2012, А33-12111/2012, А33-12112/2012, А33-12113/2012, А33-12114/2012, А33-12115/2012, А33-12116/2012, А33-12117/2012, А33-12119/2012, А33-12120/2012.

Заявитель, оспаривая в арбитражном суде постановление по делу об административном правонарушении от 04.07.2012, предусмотренном частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, указывает, что проверочные мероприятия 03.05.2012 ОИК УФМС России по Красноярскому краю в отношении него проведены с нарушением Федерального закона № 294-ФЗ от 26.12.2008 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее - Федеральный закон № 294-ФЗ), так как отсутствует решение о согласовании проведения внеплановой выездной проверки с органом прокуратуры, и заявитель не был предварительно уведомлен о ее проведении.

Арбитражный суд первой инстанции расценил данный довод как несостоятельный, отказал индивидуальному предпринимателю в удовлетворении заявления по следующим основаниям.

Согласно пункту 4 статьи 1 Федерального закона № 294-ФЗ особенности организации и проведения проверок в части, касающейся вида, предмета, оснований проведения проверок, сроков и периодичности их проведения, уведомлений о проведении внеплановых выездных проверок и согласования проведения внеплановых выездных проверок с органами прокуратуры, могут устанавливаться другими федеральными законами при осуществлении, в том числе,  федерального государственного контроля (надзора) в сфере миграции.

В свою очередь, федеральный государственный контроль (надзор) в сфере миграции, включающий в себя контроль за пребыванием и проживанием иностранных граждан в Российской Федерации и трудовой деятельностью иностранных работников, регулируется Законом о правовом положении иностранных граждан.

Пунктом 5 статьи 32 Закона о правовом положении иностранных граждан определены основания для проведения внеплановой проверки:

1) истечение срока исполнения работодателем, заказчиком работ (услуг), принимающей (приглашающей) стороной выданного органом государственного контроля (надзора) предписания об устранении выявленного нарушения обязательных требований;

2) поступление в орган государственного контроля (надзора) обращений и заявлений граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, информации от органов государственной власти, органов местного самоуправления, профессиональных союзов, из средств массовой информации о фактах нарушений работодателем, заказчиком работ (услуг), принимающей (приглашающей) стороной обязательных требований;

3) выявление факта возможного нарушения работодателем, заказчиком работ (услуг), принимающей (приглашающей) стороной обязательных требований в результате проводимого органом государственного надзора мониторинга соблюдения таких требований;

4) наличие приказа (распоряжения) руководителя (заместителя руководителя) органа государственного контроля (надзора) о проведении внеплановой проверки, изданного в соответствии с поручением Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации либо на основании требования прокурора о проведении внеплановой проверки в рамках надзора за исполнением законов по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям.

Как следует из материалов дела, основанием для проведения внеплановой выездной проверки являлся подпункт 3 пункта 5 статьи 32 Закона о правовом положении иностранных граждан.

Вместе с тем согласно пункту 9 названной статьи согласование проведения  внеплановой выездной проверки с органом прокуратуры требуется лишь в случае ее проведения на основании подпункта 2 пункта 5 статьи 32 Закона о правовом положении иностранных граждан.

При этом в силу пункта 10 статьи 32 Закона о правовом положении иностранных граждан предварительное уведомление работодателя, заказчика работ (услуг), принимающей (приглашающей) стороны о проведении внеплановой выездной проверки по основанию, указанному в подпунктах 2 и 3 пункта 5 настоящей статьи, не допускается.

Следовательно, согласование с органом прокуратуры при проведении ОИК УФМС России по Красноярскому краю внеплановой выездной проверки на основании подпункта 3 пункта 5 статьи 32 Закона о правовом положении иностранных граждан не требуется, равно как и предварительное уведомление индивидуального предпринимателя о ее проведении, в связи с чем довод о нарушении требований Федерального закона № 294-ФЗ судом отклоняется.

Решение суда первой инстанции оставлено судом апелляционной инстанции без изменения.

 

4. Неуведомление работодателем о заключении трудового договора с иностранным гражданином территориального органа федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, а также органа исполнительной власти, ведающего вопросами занятости населения в соответствующем субъекте Российской Федерации, образует объективные стороны самостоятельных административных правонарушений в отношении каждого из указанных органов.

Дела №№ А33-7867/2012, А33-7868/2012, А33-7869/2012, А33-7872/2012, А33-7875/2012,  А33-7876/2012, А33-7879/2012, А33-7880/2012, А33-7883/2012, А33-7884/2012, А33-7887/2012.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к УФМС России по Красноярскому краю об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении.

В обоснование заявленного требования заявитель указал, что он дважды привлечен к административной ответственности по части 3 статьи 18.15             КоАП РФ за одно и тоже правонарушение, выразившееся в неуведомлении о привлечении к трудовой деятельности иностранного гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, УФМС России по Красноярскому краю и Агентства труда и занятости населения Красноярского края, что противоречит части 5 статьи 4.1 КоАП РФ.

Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано по следующим основаниям.

Объективной стороной административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, является неуведомление территориального органа федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, органа исполнительной власти, ведающего вопросами занятости населения в соответствующем субъекте Российской Федерации, о привлечении к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, если такое уведомление требуется в соответствии с федеральным законом.

В свою очередь, обязанность работодателя уведомить территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции и орган исполнительной власти, ведающий вопросами занятости населения в соответствующем субъекте Российской Федерации, о заключении и расторжении трудовых договоров или гражданско-правовых договоров на выполнение работ (оказание услуг) с иностранными работниками, прибывшими в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы,  предусмотрена пунктом 9 статьи 13.1 Закона о правовом положении иностранных граждан, пунктом 2 Порядка представления работодателями или заказчиками работ (услуг) уведомления о заключении и расторжении трудовых договоров или гражданско-правовых договоров с иностранными гражданами, прибывшими в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, а также о предоставлении им отпусков без сохранения заработной платы продолжительностью более одного календарного месяца в течение года, утвержденного Приказом ФМС РФ от 28.06.2010 № 147.

В Красноярском крае таковыми органами являются УФМС России по Красноярскому краю (на основании Положения об Управлении Федеральной миграционной службы России по Красноярскому краю, утвержденного приказом ФМС России от 02.12.2005 № 195) и Агентство труда и занятости населения Красноярского края (на основании Положения об агентстве труда и занятости населения Красноярского края, утвержденного постановлением Правительства Красноярского края от 15.07.2010 № 387-п).

После фактического привлечения иностранного гражданина к выполнению работы в нарушение приведенных выше нормативных требований индивидуальный предприниматель не уведомил в установленный срок о заключении трудового договора ни УФМС России по Красноярскому краю, ни Агентство труда и занятости населения Красноярского края.

За неисполнение обязанности по уведомлению в установленный срок о заключении трудового договора с иностранным работником Агентства труда и занятости населения Красноярского края заявитель привлечен к административной ответственности постановлением от 10.05.2012 № 776, а за неисполнение обязанности по уведомлению в установленный срок о заключении трудового договора с иностранным работником УФМС России по Красноярскому краю –  оспариваемым постановлением от 10.05.2012 № 777.

Учитывая, что в силу вышеприведенных правовых норм обязанность работодателя уведомить о заключении трудового договора с иностранным работником установлена отдельно как в отношении УФМС России по Красноярскому краю, так и в отношении Агентства труда и занятости населения Красноярского края, неисполнение этой обязанности образует объективные стороны самостоятельных административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, в отношении каждого из указанных органов.

Данный вывод соответствует правовой позиции Верховного Суда РФ,  выраженной в постановление от 01.02.2012 № 51-АД12-1, а также Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 17.07.2012 № 1340-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Ибадуллаева Химаята Илтифата оглы на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Так, Конституционный суд РФ указал, что установленное в части 3 статьи 18.15 КоАП РФ «законоположение обеспечивает охрану общественных отношений в сфере миграции, налогов и занятости населения. Следовательно, неисполнение работодателем возложенной на него обязанности по уведомлению о привлечении к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства любого из указанных в оспариваемой статье государственных органов образует самостоятельный состав правонарушения».

В соответствии с частью 1 статьи 4.4 КоАП РФ при совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое совершенное административное правонарушение.

Таким образом, отсутствуют основания для вывода о повторном привлечении предпринимателя оспариваемым постановлением к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, и применения части 5 статьи 4.1 КоАП РФ.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда первой инстанции без изменения.

 

5. Неуведомление территориального органа федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции,  о заключении трудового договора с иностранным гражданином, имевшее место на момент выявления административного правонарушения, образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

Дела №№ А33-7867/2012, А33-7868/2012. А33-7869/2012, А33-7872/2012, А33-7873/2012, А33-7874/2012, А33-7876/2012, А33-7875/2012, А33-7877/2012, А33-7879/2012, А33-7880/2012, А33-7881/2012, А33-7882/2012, А33-7883/2012, А33-7884/2012,  А33-7885/2012, А33-7886/2012, А33-7887/2012.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к УФМС России по Красноярскому краю об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, которым он привлечен к административной ответственности по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ за неуведомление УФМС России по Красноярскому краю о заключении трудового договора с иностранным гражданином, прибывшим в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы.

В обоснование заявленного требования заявитель среди прочего указал, что ко дню рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции обязанность по уведомлению УФМС России по Красноярскому краю о заключении трудового договора с иностранным гражданином исполнена.

Суд первой инстанции расценил данный довод как несостоятельный с учетом следующих обстоятельств.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 № 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», составом нарушения, предусмотренного  частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, охватываются лишь случаи, когда на момент выявления административного правонарушения лицо не уведомило миграционный орган о привлечении к трудовой деятельности иностранного гражданина или лица без гражданства.

Из материалов дела усматривается, что фактически заявитель исполнил установленную законом обязанность через два месяца после обнаружения административным органом факта административного правонарушения.

Соответственно, в спорном случае имело место бездействие индивидуального предпринимателя, выразившееся в неуведомлении соответствующего органа о заключении трудового договора с иностранным гражданином и имевшее место в момент проведения административным органом проверки, которое содержит признаки объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций.

 

6. Незнание миграционного законодательства не исключает вину индивидуального предпринимателя в виде неосторожности в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

Дела №№ А33-7876/2012,  А33-7879/2012, А33-7881/2012, А33-7884/2012, А33-7885/2012.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к УФМС России по Красноярскому краю об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, которым он привлечен к административной ответственности по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

В числе доводов для признания постановления по делу об административном правонарушении незаконным заявитель указал на отсутствие умысла на причинение вреда охраняемым общественным отношениям в связи с незнанием миграционного законодательства.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявленного требования отказал по следующим основаниям.

Статья 1.5 КоАП РФ устанавливает презумпцию невиновности лица, пока его вина в совершении конкретного административного правонарушения не будет доказана в порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

По смыслу примечания к статье 18.1 КоАП РФ за административное правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в связи с осуществлением ими указанной деятельности несут административную ответственность как юридические лица, поскольку специальные правила об административной ответственности индивидуальных предпринимателей, отличающиеся от правил об административной ответственности юридических лиц, в данной статье не установлены.

Указанное примечание подразумевает распространение правил об административной ответственной юридических лиц на индивидуальных предпринимателей в части вида и размера административного наказания, но не в части конструкции вины, являющейся элементом состава административного правонарушения. Следовательно, при оценке виновности индивидуального предпринимателя в совершении административного правонарушения необходимо руководствоваться нормами статьи 2.2 КоАП РФ, предусматривающей формы вины в виде умысла и неосторожности, а не нормой части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, устанавливающей специальную конструкцию вины в отношении юридического лица.

Согласно части 2 статьи 2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

По смыслу приведенных норм, с учетом предусмотренных статьей 2 Гражданского кодекса РФ характеристик предпринимательской деятельности (осуществляемой на свой риск), индивидуальный предприниматель, привлекая к труду иностранного гражданина, если и не предвидел возможности причинения вреда охраняемым общественным отношениям, но обязан был ознакомиться с соответствующими требованиями миграционного законодательства и соблюдать их, вследствие чего мог предвидеть неблагоприятные последствия своих действий (бездействия).

 Заявитель не представил суду пояснений и доказательств, подтверждающих своевременное принятие им необходимых мер по соблюдению предусмотренной пунктом 9 статьи 13.1 Закона о правовом положении иностранных граждан обязанности уведомить территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции о заключении трудового договора с иностранным работником, прибывшим в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы.

При таких обстоятельствах суд счел доказанной неосторожную вину индивидуального предпринимателя в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций.

 

7. При наличии обстоятельств, смягчающих административную ответственность, адекватным совершенному административному правонарушению, предусмотренному частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, является назначение  административного наказания в виде административного штрафа, но не административного приостановления деятельности.

Дела №№ А33-7867/2012, А33-7872/2012, А33-7878/2012 , А33-7879/2012, А33-7883/2012, А33-7885/2012, А33-7886/2012, А33-7887/2012.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления УФМС России по Красноярскому краю по делу об административном правонарушении, которым он привлечен к административной ответственности по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано. С учетом смягчающих административную ответственность обстоятельств (имущественное положение, нахождение на иждивении несовершеннолетней дочери и престарелого родителя) суды сочли обоснованным назначение административным органом индивидуальному предпринимателю  наказания в виде минимальной санкции, предусмотренной частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ (административного штрафа в размере 400 000 рублей).

Обратившись с кассационной жалобой в арбитражный суд кассационной инстанции, индивидуальный предприниматель оспаривает выводы судов о законности постановления административного органа, ссылаясь на то, что судами не исследован вопрос о его имущественном положении, необоснованно не назначен иной вид наказания, не связанный с уплатой административного штрафа (в виде административного приостановления деятельности на срок до 90 суток); исполнение назначенного наказания повлечет банкротство и, соответственно, утрату статуса индивидуального предпринимателя.

Суд кассационной инстанции указал, что доводы заявителя кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание ввиду следующих обстоятельств.

Санкция части 3 статьи 18.15 КоАП РФ предусматривает наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от четырехсот тысяч до восьмисот тысяч рублей либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Частью 1 статьи 4.1 КоАП РФ установлено, что административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с Кодексом.

При назначении административного наказания учитываются характер совершенного административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (часть 2 статьи 4.1 Кодекса).

В данном случае административное наказание за совершение правонарушения назначено в виде административного штрафа в минимальном размере с учетом обстоятельств, смягчающих административную ответственность.

Согласно части 1 статьи 3.12 КоАП РФ административное приостановление деятельности назначается только в случаях, предусмотренных статьями Особенной части данного Кодекса, если менее строгий вид административного наказания не сможет обеспечить достижение цели административного наказания. Административное приостановление деятельности назначается судьей.

Следовательно, у административного органа отсутствовали правовые основания для применения административного наказания в виде административного приостановления деятельности. Избранная административным органом мера наказания в виде административного штрафа в минимальном размере соответствовала тяжести совершенного правонарушения и обусловлена достижением целей, предусмотренных частью 1 статьи 3.1 КоАП РФ.

Довод кассационной жалобы о том, что исполнение обязанности по уплате наложенного на индивидуального предпринимателя административного штрафа приведет к его банкротству, поскольку заявитель не имеет в собственности никакого имущества, а его доходы незначительные, не является основанием для назначения более строгого вида административного наказания в виде административного приостановления деятельности.

Обжалуемые судебные акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций оставлены арбитражным судом кассационной инстанции без изменения.

 

8. Административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, не признано судом малозначительным.

Дела № А33-7867/2012, А33-7868/2012, А33-7869/2012, А33-7872/2012, А33-7873/2012, А33-7874/2012, А33-7876/2012, А33-7875/2012, А33-7877/2012, А33-7878/2012, А33-7879/2012, А33-7880/2012, А33-7881/2012, А33-7882/2012, А33-7883/2012, А33-7884/2012, А33-7885/2012, А33-7886/2012, А33-7887/2012.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления УФМС России по Красноярскому краю о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

В ходе судебного разбирательства индивидуальный предприниматель заявил довод об отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям совершенным административным правонарушением и наличии оснований для применения малозначительности, поскольку причиной совершения правонарушения явилось незнание законодательства, а умысел на причинение вреда общественным отношениям в области зашиты государственной границы, обеспечения режима пребывания иностранных граждан на территории РФ отсутствовал.

Суд первой инстанции указанный довод индивидуального предпринимателя отклонил, указав следующее.

Статьей 3.1 КоАП РФ определена цель административного наказания, являющегося государственной мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяемого в целях предупреждения совершения новых правонарушений.

Статьей 2.9, пунктом 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ предусмотрено право суда освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием при малозначительности совершенного административного правонарушения.

Согласно пункту 18 постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Пунктом 18.1 названного постановления от 02.06.2004 № 10 установлено, что квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится с учетом положений пункта 18 настоящего Постановления применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния[2].

Таким образом, в силу статьи 2.9 КоАП РФ, рассматриваемой с учетом смысла, придаваемого ей сложившейся правоприменительной практикой, оценка малозначительности деяния должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо угрозой причинения вреда личности, обществу или государству, а административные органы обязаны установить не только формальное сходство содеянного с признаками того или иного административного правонарушения, но и решить вопрос о социальной опасности деяния.

По смыслу части 3 статьи 18.15 КоАП РФ рассматриваемое административное правонарушение посягает на установленный нормативными правовыми актами порядок публичных общественных отношений в области миграции.

Состав рассматриваемого административного правонарушения является формальным, названное правонарушение признается оконченным с момента совершения действий (бездействия) по нарушению установленного порядка представления уведомления о привлечении к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина, не предполагает наступления каких-либо неблагоприятных материально-правовых последствий.

Существенная угроза охраняемым общественным отношениям по указанному правонарушению заключается не в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения, а в пренебрежительном отношении заявителя к исполнению своих публично-правовых обязанностей, к формальным требованиям публичного права.

В соответствии со статьей 1 Закона о правовом положении иностранных граждан настоящий Федеральный закон определяет правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации, а также регулирует отношения между иностранными гражданами, с одной стороны, и органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами указанных органов, с другой стороны, возникающие в связи с пребыванием (проживанием) иностранных граждан в Российской Федерации и осуществлением ими на территории Российской Федерации трудовой, предпринимательской и иной деятельности.

Правонарушения, предусмотренные частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, нарушают установленный порядок правового положения иностранных граждан в Российской Федерации, который должен носить устойчивый характер и соблюдение которого является обязанностью каждого участника данных правоотношений.

Непосредственным объектом правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 18.5 КоАП РФ, являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления контроля и надзора за привлечением иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации к трудовой деятельности.

Предусматривая административную ответственность за нарушение миграционного законодательства, законодатель тем самым учитывал государственное регулирование соответствующих общественных отношений путем закрепления определенных правил в нормах права, а также в контрольно-надзорной деятельности органов государственной власти, необходимых в целях охраны прав, свобод и законных интересов граждан, субъектов хозяйствования, безопасности личности, общества и государства, национальной безопасности Российской Федерации.

Высокая степень общественной опасности рассматриваемого правонарушения связана со значимостью защищаемых общественных отношений в области использования труда иностранных работников, являющихся частью экономических и социально-трудовых отношений в Российской Федерации, обладающих высокой экономической и политической значимостью.

Материалами дела подтверждается, что нарушения миграционного законодательства по несвоевременному уведомлению контролирующих органов о привлечении иностранных граждан к трудовой деятельности были допущены и в отношении других привлеченных к трудовой деятельности иностранных граждан.

Выявленные административным органом обстоятельства свидетельствуют об отсутствии со стороны заявителя надлежащего контроля за соблюдением исполнения соответствующих публично-правовых обязанностей, характеризуют пренебрежительное отношение индивидуального предпринимателя к установленным правовым требованиям и предписаниям, а так же свидетельствуют о характере совершенного правонарушения, определяя допущенное нарушение, как грубое, поскольку нарушение предпринимателем миграционного законодательства не является единичным, а, следовательно, действия (бездействие) носят систематический характер, что подтверждает наличие определенных дезорганизационных последствий для государственного контроля.

Предпринимателем не заявлено доводов, не представлено доказательств, подтверждающих наличие исключительных обстоятельств, свидетельствующих о малозначительности совершенного правонарушения. При изложенных обстоятельствах, с учетом особой значимости охраняемых отношений в сфере миграционного законодательства, допущенное заявителем административное правонарушение не является малозначительным.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили судебный акт без изменения.

 

9. Повторное совершение однородного административного правонарушения в качестве обстоятельства, отягчающего административную ответственность, должно подтверждаться актом, вступившим в законную силу.

Дела №№ А33-10676/2012, А33-10677/2012.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, которым оно привлечено к административной ответственной по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

Арбитражный суд первой инстанции заявление удовлетворил частично, признал незаконным и изменил постановление по делу об административном правонарушении в части назначения административного наказания ввиду следующих обстоятельств.

За нарушение обязанности по уведомлению территориального органа федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, о заключении трудового договора с иностранным работником, частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ для юридических лиц установлена санкция в виде административного штрафа от четырехсот тысяч до восьмисот тысяч рублей либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Согласно оспариваемому постановлению по делу об административном правонарушении ранее в отношении юридического лица судом общей юрисдикции выносилось постановление о привлечении к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, в связи с чем административный штраф назначен в размере, большем минимального, а именно: 600 000 руб.

В силу части 3 статьи 4.1 КоАП РФ при назначении административного наказания юридическому лицу должны учитываться смягчающие и отягчающие административную ответственность обстоятельства.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ обстоятельством, отягчающим административную ответственность, признается повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок, предусмотренный статьей 4.6 настоящего Кодекса.

Лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания (статья 4.6 КоАП РФ).

При применении указанной нормы судам следует учитывать, что однородными считаются правонарушения, ответственность за совершение которых предусмотрена одной статьей Особенной части КоАП РФ (пункт 19.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 (ред. от 10.11.2011) «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»).

Вместе с тем постановление суда общей юрисдикции хотя и вынесено в отношении однородного административного правонарушения, но на дату вынесения оспариваемого постановления по делу об административном правонарушении, в законную силу не вступило, было обжаловано в установленном порядке, что подтверждено представителем ответчика в судебном заседании.

Следовательно, юридическое лицо не может считаться уже подвергнутым административному наказанию за совершение однородного административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ.

Согласно пункту 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» по результатам рассмотрения заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности суд при наличии соответствующих оснований вправе принять решение об изменении оспариваемого решения административного органа (часть 2 статьи 211 АПК РФ, часть 1 статьи 30.7 КоАП РФ).

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, арбитражный суд счел соответствующим совершенному юридическим лицом административному  правонарушению административное наказание в виде административного штрафа в размере 400 000 руб.

Суд апелляционной инстанции подтвердил правомерность назначения судом первой инстанции административного наказания в виде административного штрафа в размере минимальной санкции, предусмотренной частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ.

 

III. ВЫВОДЫ ПО ИТОГАМ ОБОБЩЕНИЯ

 

По итогам настоящего обобщения полагаем необходимым довести его до сведения судей и работников аппарата шестого судебного состава Арбитражного суда Красноярского края, а также сотрудников УФМС России по Красноярскому краю на совместном совещании 26.04.2013.

 

 

 

 


 

Приложение

к справке № 01/13 от 22.03.2013

 

Основные правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, подлежащие применению при рассмотрении споров с участием УФМС России по Красноярскому краю

 

 

Наименование документа

Состав административного правонарушения /

основные правовые позиции

Примечание

Определение КС РФ от 17.07.2012

№ 1340-О

Часть 3 статьи 18.15 КоАП РФ

Неисполнение работодателем возложенной на него обязанности по уведомлению о привлечении к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства любого из указанных в части 3 статьи 18.15 КоАП РФ государственных органов образует самостоятельный состав правонарушения.

Данная норма не может рассматриваться как допускающая повторное привлечение лица к административной ответственности за совершение одного и того же административного правонарушения.

 

Определение КС РФ от 16.07.2009

№ 919-О-О[3]

Часть 1 статьи 18.16 КоАП РФ + порядок назначения административного наказания

Положения главы 4 «Назначение административного наказания» КоАП РФ, не предусматривая возможность назначения административного наказания ниже низшего предела, определенного законом, устанавливающим административную ответственность за совершение административного правонарушения, вместе с тем предполагают назначение административного наказания с учетом характера совершенного административного правонарушения, личности виновного, имущественного и финансового положения, обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность.

Соблюдение конституционных принципов справедливости и соразмерности при назначении административного наказания законодательно обеспечено возможностью назначения одного из нескольких видов административного наказания, установленного санкцией соответствующей нормы закона за совершение административного правонарушения, установлением законодателем широкого диапазона между минимальным и максимальным пределами административного наказания, возможностью освобождения лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности в силу малозначительности (ст. 2.9 КоАП РФ).

Таким образом, законодателем обеспечена необходимая дискреция юрисдикционных органов при применении административных наказаний.

 

Определение КС РФ

от 29.09.2011

№ 1297-О-О

Часть 4 статьи 18.9 КоАП РФ

Из общих положений Федерального закона "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" и Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" следует, что необходимыми элементами единой системы миграционного учета являются постановка иностранных граждан на учет и снятие их с учета по месту пребывания, предполагающие возложение определенных обязанностей как на иностранного гражданина, так и на принимающую его сторону.

В силу статьи 9 Федерального закона "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" изменение сведений, фиксируемых при осуществлении миграционного учета (включая сроки пребывания иностранного гражданина в Российской Федерации), предполагает сообщение об этом в органы миграционного учета в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (часть 2). При этом положением пункта 42 Правил осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 января 2007 года N 9) на принимающую сторону возлагается обязанность по предоставлению измененных сведений.

С учетом этого оспариваемые законоположения, которые регулируют процедурные вопросы временного пребывания иностранных граждан в Российской Федерации (статья 5 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации"), а также устанавливают порядок постановки иностранных граждан на учет по месту пребывания (статья 22 Федерального закона "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации"), необходимо рассматривать во взаимосвязи с указанными нормативными положениями. Из данного правового регулирования следует, что обязанность по продлению срока временного пребывания иностранного гражданина на территории Российской Федерации возлагается на принимающую сторону.

Для целей обеспечения режима пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства на территории Российской Федерации главой 18 КоАП Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, в том числе и за неисполнение принимающей стороной обязанностей в связи с осуществлением миграционного учета (часть 4 статьи 18.9).

П. 2

Определение КС РФ от 06.07.2010

№ 934-О-О

Часть 4 статьи 18.9 КоАП РФ

Отсутствие в законе прямого упоминания об обязанности иностранного гражданина вернуть отрывную часть бланка уведомления принимающей стороне, официально подтвердившей свое согласие на временное нахождение у нее иностранного гражданина и тем самым добровольно принявшей на себя соответствующие обязательства по осуществлению миграционного учета, само по себе не может служить основанием для ее освобождения от необходимости предпринять все доступные меры для исполнения адресованных ей требований миграционного законодательства. Иное означало бы не только отступление от закрепленных в федеральном законе принципов осуществления миграционного учета, но и по сути противоречило бы положениям статьи 15 (часть 2) Конституции РФ, директивным образом обязывающим органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединения соблюдать Конституцию РФ и законы.

Принимающая сторона должна заблаговременно предпринять все возможные усилия для получения от иностранного гражданина отрывной части бланка уведомления, а в случае его убытия без возврата данного документа – проинформировать об этом территориальный орган миграционного учета в любой доступной форме, обеспечивающей адекватное и своевременное доведение до него соответствующих сведений.

Однако указанные положения не освобождают административный орган от необходимости установления вины принимающей стороны и исключают возможность необоснованного привлечения к административной ответственности при отсутствии ее вины.

ВАЖНО!

Применять следует во взаимосвязи с решением ВС РФ

от 14.07.2011

№ ГКПИ11-723, которым признан недействующим пп. «а» п. 37 и п. 39 Правил осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ

Постановление Пленума ВАС РФ

от 17.02.2011 N 11

«О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

(Действует в редакции от 24.03.2011)

 

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 29.03.2011

Части 1,2 статьи 18.15 КоАП РФ

При рассмотрении дел об оспаривании постановлений административных органов о привлечении к административной ответственности лиц за совершение правонарушений, установленных частями 1 и 2 статьи 18.15 КоАП РФ, судам необходимо принимать во внимание, что статьей 61 Трудового кодекса Российской Федерации различаются день заключения договора и день, когда работник обязан приступить к выполнению своих трудовых обязанностей.

Таким образом, заключение трудового договора с иностранным гражданином или лицом без гражданства само по себе не является привлечением иностранного гражданина или лица без гражданства к трудовой деятельности и не образует состава административного правонарушения.

Противоправным является привлечение к трудовой деятельности, осуществляемое в виде фактического допуска конкретного иностранного гражданина или лица без гражданства в какой-либо форме к выполнению работ, оказанию услуг без соответствующего разрешения.

При этом срок привлечения к административной ответственности за указанное правонарушение исчисляется с момента обнаружения такого правонарушения или, если привлечение этого конкретного иностранного гражданина либо лица без гражданства прекращено на момент обнаружения, - с последнего дня, когда правонарушение совершалось.

 

П. 20

Часть 3 статьи 18.15 КоАП РФ

Судам следует учитывать, что частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ устанавливается ответственность за неуведомление миграционного органа, а не за уведомление его с нарушением срока.

С учетом этого составом данного нарушения охватываются лишь случаи, когда на момент выявления административного правонарушения лицо не уведомило миграционный орган о привлечении к трудовой деятельности иностранного гражданина или лица без гражданства.

П. 21

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.05.2009

№ 17066/08

Часть 1 статьи 18.15 КоАП РФ

Иностранному гражданину, прибывшему в РФ для осуществления трудовой деятельности, разрешение выдается на работу у конкретного работодателя.

Следовательно, общество, принявшее на работу иностранного гражданина, имевшего разрешение на осуществление трудовой деятельности в другой организации, в данном случае обязано было получить соответствующее разрешение для этого гражданина.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 24.05.2012

№ 17322/11

 

 

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 16.08.2012

Часть 1 статьи 18.15 КоАП РФ

Пунктом 4 статьи 13, пунктом 9 статьи 13.1 Закона о правовом положении иностранных граждан предусмотрено, что работодатели или заказчики работ (услуг) имеют право на привлечение и использование для осуществления трудовой деятельности иностранных граждан, прибывших в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, и имеющих разрешение на работу.

Судами был установлен факт совершения обществом административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, а именно привлечение обществом к трудовой деятельности гражданина Республики Узбекистан, не имеющего документов, подтверждающих право на осуществление на территории Российской Федерации трудовой деятельности.

Процедуру привлечения общества к административной ответственности суды проверили и нарушений не установили. Управление Федеральной миграционной службы имело полномочия на привлечение общества к административной ответственности, несмотря на то, что по делу проводилось административное расследование и санкцией части 1 статьи 18.15 КоАП РФ предусмотрено, что одним из возможных видов административного наказания для юридического лица является административное наказание в виде административного приостановления деятельности.

Оговорка о возможности пересмотра судебных актов отсутствует

Постановление Президиума ВАС РФ от 05.06.2012

№ 17221/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 09.08.2012

Часть 1 статьи 18.15 КоАП РФ

Действия заказчика по договору подряда, выразившиеся в допуске к трудовой деятельности привлеченного подрядчиком иностранного гражданина, разрешение на работу у которого отсутствует, могут быть признаны основанием для привлечения заказчика к административной ответственности по части 1 статьи 18.15 КоАП РФ, несмотря на наличие договора подряда между заказчиком и подрядчиком.

 

Оговорка о возможности пересмотра судебных актов отсутствует

Постановление Президиума ВАС РФ от 27.11.2012

№ 8658/12

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 16.01.2013

Часть 1 статьи 18.15 КоАП РФ

Отказывая в удовлетворении требования индивидуального предпринимателя о замене административного штрафа на административное приостановление деятельности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о правомерности действия административного органа, назначившего административное наказание в виде предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ наложения штрафа в минимальном размере. Применение наказания в виде административного приостановления деятельности может повлечь усиление административного наказания для предпринимателя и ухудшит его положение как лица, привлеченного к административной ответственности.

Виновность индивидуального предпринимателя в совершении вмененного ему правонарушения судами установлена, поскольку, осуществляя предпринимательскую деятельность с привлечением гражданина иностранного государства, предприниматель должен был и мог знать требования нормативных актов, регулирующих такую деятельность.

Оговорка о возможности пересмотра судебных актов отсутствует

Постановление Президиума ВАС РФ от 27.11.2012

№ 8651/12

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 16.01.2013

Часть 1 статьи 18.15 КоАП РФ

Поскольку материалами дела не подтверждается наличие отягчающих административную ответственность обстоятельств, то отмена судом постановления по делу об административном правонарушении, которым индивидуальный предприниматель привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 18.15 КоАП РФ, в части назначения наказания в виде административного штрафа и замены его на наказание в виде административного приостановления деятельности является неправомерной, поскольку влечет усиление административного наказания.

Оговорка о возможности пересмотра судебных актов отсутствует

Постановление Президиума ВАС РФ от 02.02.2010

№ 11773/09

 

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 05.03.2010

Часть 3 статьи 18.15 КоАП РФ

Уведомление работодателем или заказчиком работ налогового органа требуется лишь в случае приглашения ими иностранного гражданина в РФ для осуществления трудовой деятельности либо заключения с этим гражданином нового трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг).

Поскольку федеральными законами и международными договорами РФ для граждан Украины обязанность получения приглашения для въезда в РФ не установлена, положение пп. 4 п. 8 ст. 18 ФЗ от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ», предусматривающее обязанность заказчика уведомлять налоговый орган о привлечении и использовании иностранных работников, не подлежит применению.

Оговорка о возможности пересмотра судебных актов отсутствует

Постановление Президиума ВАС РФ от 22.11.2011

№ 7197/11

 

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 10.01.2012

Часть 3 статьи 18.15 КоАП РФ

Законодательство, устанавливающее обязанность уведомления миграционного органа в трехдневный срок с даты заключения трудового договора, и законодательство, предусматривающее ответственность за неуведомление миграционного органа, связывают уведомление, прежде всего с фактом привлечения и использования иностранного гражданина для осуществления трудовой деятельности.

Заключение трудового договора само по себе не означает привлечение и использование иностранного гражданина для осуществления трудовой деятельности, поэтому отсутствие действий со стороны работодателя по допуску иностранного гражданина к трудовой деятельности исключает обязанность уведомления миграционного органа о привлечении иностранного гражданина к трудовой деятельности.

В связи с этим срок для уведомления миграционного органа о привлечении иностранного гражданина начинает исчисляться с момента фактического привлечения иностранного гражданина к трудовой деятельности, а не с даты заключения договора.

 

 

 

 

 

Оговорка о возможности пересмотра судебных актов, принятых в истолковании, расходящимся с содержащимся в постановлении

Решение ВС РФ

от 14.07.2011

№ ГКПИ11-723

 

Решение вступило в законную силу

В настоящее время убытие иностранного гражданина из места пребывания не является основанием для снятия его с учета по месту пребывания. При этом действующая редакция статьи 23 ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ» не предусматривает также обязанность принимающей стороны направлять в соответствующий орган миграционного учета отрывную часть бланка уведомления о прибытии иностранного гражданина в место пребывания с указанием в этой части бланка даты убытия данного иностранного гражданина из места пребывания.

При таких обстоятельствах подпункт «а» пункта 37 и пункт 39 Правил осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15.01.2007 № 9 являются незаконными, поскольку противоречат нормам, имеющим большую юридическую силу.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ!

В решении не поддержан подход КС РФ, изложенный в определении от 06.07.2010

№ 934-О-О

Постановление

ВС РФ

от 19.10.2012

№ 4-АД12-7

 

Часть 1 статьи 18.16, часть 1 статьи 18.17 КоАП РФ.

Несоблюдение работодателем или заказчиком работ (услуг) допустимой доли иностранных работников, используемых хозяйствующими субъектами, осуществляющими деятельность в сфере розничной торговли, установленной Постановлением Правительства РФ от 16.12.2009 № 1031, образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.17 КоАП РФ.

Переквалификация действий с части 1 статьи 18.16 КоАП РФ на часть 1 статьи 18.17 данного Кодекса невозможна, поскольку санкция части 1 статьи 18.17 КоАП РФ для индивидуальных предпринимателей является более строгой, чем санкция части 1 статьи 18.16 этого Кодекса (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

В связи с тем, что выводы о наличии в совершенном заявителем деянии состава административного правонарушении, предусмотренного частью 1 статьи 18.16 КоАП РФ, являются необоснованными, судебные акты, вынесенные в отношении заявителя по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 18.16 КоАП РФ, подлежат отмене, а производство по делу об административном правонарушения - прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ.

 

 



[1] Обзор  правовых позиций Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ по рассматриваемой категории дел приведен в Приложении к настоящему обобщению.

[2] В судебной практике редко, но имеют место случаи  признания административных правонарушений малозначительными. Например, постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.02.2013 по делу № А19-7849/2012 подтверждена правомерность признания судом апелляционной инстанции административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 18.9 КоАП РФ, малозначительным. осуществленного исходя из целей миграционного учета иностранных граждан и вследствие отсутствия существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

[3] Следует обратить внимание на то, что Конституционный Суд РФ допускает возможность ссылки на свои отказные определения (то есть на определения с шифром «О-О») в качестве дополнительной аргументации того или иного подхода. См., например, постановление Конституционного Суда РФ от 22.04.2011 № 5-П.

 

Сервис временно не доступен