Виртуальный тур

Расписание:

работы суда
Понедельник - Четверг 08:30-17:30
Пятница 08:30-16:15
Обеденный перерыв 12:30-13:15
приема корреспонденции
Понедельник - Четверг 09:00-15:00
Пятница, предпраздничные дни 09:00-14:00
Обеденный перерыв 12:30-13:15
ознакомления с материалами дела
Понедельник - Четверг 09:00-17:00
Пятница, предпраздничные дни 09:00-16:00
Перерыв 12:00-14:00

Разделы сайта

Обобщение практики рассмотрения дел, связанных с применением антимонопольного законодательства

 

 

 


 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

 

г. Красноярск

 

 

 

справка № 01/2012

«29» февраля 2012

ПРИНЯТО К СВЕДЕНИЮ
постановлением Президиума
Арбитражного суда Красноярского края
от «12» марта 2012 № СП-1-3

 

 

 

 

 

 

ОБОБЩЕНИЕ

практики рассмотрения дел, связанных с применением антимонопольного законодательства



 

СОДЕРЖАНИЕ

 

 

I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ.. 5

 

II. ОБЗОР ПРАКТИКИ рассмотрения дел, связанных с применением антимонопольного законодательства. 5

 

III. ДИСКУССИОННЫЙ ВОПРОС.. 36

 

IV. ВЫВОДЫ ПО ИТОГАМ ОБОБЩЕНИЯ.. 38

 

Приложение № 1 ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ  Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Конституционного Суда Российской Федерации, связанные с применением антимонопольного законодательства. 39

 

Перечень постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и информационных писем Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, связанных с применением антимонопольного законодательства  39

 

Практика Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, связанная с применением антимонопольного законодательства. 39

 

Практика Конституционного Суда  Российской Федерации, связанная с применением антимонопольного законодательства. 47



I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

В соответствии с пунктом 3.1 плана работы Арбитражного суда Красноярского края на I полугодие 2012 года проведено обобщение практики рассмотрения дел, связанных с применением антимонопольного законодательства, в разрезе вопросов, представленных Управлением Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации по Красноярскому краю (далее – УФАС по Красноярскому краю) письмом от 19.01.2012 № 518.

Структурно настоящее обобщение состоит из четырех разделов, в первом из которых содержатся общие положения, во втором - приводится обзор судебной практики по анализируемой категории споров, сложившейся в рамках Восточно-Сибирского округа, в третьем - сгруппированы основные правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) и Конституционного Суда Российской Федерации, связанные с применением антимонопольного законодательства; в четвертом – сформулирован дискуссионный вопрос, направленный в ФАС Восточно-Сибирского округа (письмо от 15.02.2012 № ОП-9/04).

 

II. ОБЗОР ПРАКТИКИ
рассмотрения дел, связанных с применением антимонопольного законодательства

 

1. При отсутствии прямого договора купли-продажи электрической энергии между гарантирующим поставщиком и конечным потребителем получение электроэнергии через объекты электросетевого хозяйства третьего лица не образует услуг по передаче электроэнергии, в связи с чем согласование сторонами в договоре на электроснабжение стоимости услуг по обслуживанию электрических сетей третьего лица соответствует закону.  В таком случае не требуется установление тарифа на услуги по передаче электроэнергии.

Дело № А33-6832/2011.

Открытое акционерное общество - владелец объектов электросетевого хозяйства (далее - ОАО) обратилось в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительным решения, которым установлено нарушение пункта 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в части незаконного взимания с закрытого акционерного общества – потребителя (далее - ЗАО) платы за передачу электрической энергии через объекты электросетевого хозяйства без установленного антимонопольным органом тарифа на услуги по передаче электрической энергии и предписания.

Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суд исходил из того, стоимость затрат ОАО на обслуживание сетей является составной частью тарифа на услуги по передаче электрической энергии, устанавливаемого уполномоченным органом. Поскольку открытое акционерное общество за установлением тарифов на услуги по передаче электроэнергии не обращалось, взимание стоимости затрат на обслуживание сетей нарушает установленный нормативно-правовыми актами порядок ценообразования и, соответственно, является нарушением пункта 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

Суд апелляционной инстанции решение отменил, заявленные требования удовлетворил по следующим основаниям.

Услуги по передаче электрической энергии - комплекс организационно и технологически связанных действий, в том числе по оперативно-технологическому управлению, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с требованиями технических регламентов.

Согласно пункту 2 статьи 26 Закона об электроэнергетике оказание услуг по передаче электрической энергии осуществляется на основании заключенного договора возмездного оказания услуг. Договор оказания этих услуг является публичным. Обязательным условием оказания услуг по передаче электрической энергии покупателю является его участие в оптовом рынке или наличие у такого покупателя заключенного с производителем или иным поставщиком электрической энергии договора купли-продажи электрической энергии, исполнение обязательств по которому осуществляется надлежащим образом.

В пункте 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861 (далее - Правила             № 861) закреплено, что собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату.

Пунктом 28 Правил № 861 также определено, что обязательным условием для начала оказания услуг по передаче электрической энергии потребителю услуг является начало исполнения потребителем услуг (потребителем электрической энергии, в интересах которого заключается договор) договора купли-продажи (поставки) электрической энергии на оптовом и (или) розничном рынках электрической энергии.

Таким образом, отношения по перетоку (передаче) электрической энергии предполагает наличие, как минимум, трех субъектов: поставщика электроэнергии, потребителя и владельца объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя. Обеспечить переток и оказать услугу по передаче электроэнергии владелец может только при условии заключения договора купли-продажи электроэнергии между поставщиком и потребителем.

В рассматриваемом деле судом установлено, что в период с 2007 по 2011 годы ЗАО не имело договорных отношений по приобретению электроэнергии с гарантирующим поставщиком, а отбирало электроэнергию, которую ОАО приобретало для собственных нужд.

Следовательно, выводы антимонопольного органа в оспариваемом решении о нарушении заявителем пункта 6 Правил № 861 не соответствуют действующему законодательству, поскольку ОАО не оказывало ЗАО  услуг по передаче электрической энергии ввиду отсутствия данных отношений, урегулированных для него гарантирующим поставщиком.

ОАО, обеспечивая недискриминационное снабжение электрической энергией присоединенных к нему потребителей через принадлежащие ему объекты электросетевого хозяйства, используемые преимущественно для удовлетворения собственных нужд, подпадает по действие исключений, установленных статьей 6 Федерального закона от 26.03.2003 № 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике», в связи с чем меры, направленные на пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, к нему не подлежат применению.

В соответствии со статьей 539 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии (часть 1).

В данном случае присоединение энергопринимающих устройств ЗАО  к объектам электросетевого хозяйства ОАО является необходимым организационно-правовым основанием заключения договора энергоснабжения.

Поскольку среди потребителей электрической энергии ОАО отсутствуют граждане и приравненные к ним в соответствии с нормативными правовыми актами в области государственного регулирования тарифов группы (категории) потребителей, согласование сторонами в договоре на электроснабжение стоимости услуг энергослужбы ОАО по обслуживанию электрических сетей соответствует закону.

При таких обстоятельствах в действиях ОАО по возмещению затрат, связанных с содержанием своего имущества, отсутствует состав правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 10 Закона о конкуренции.

Аналогичная позиция сформулирована в делах №№ А33-6834/2011, А33-6835/2011, А33-6833/2011.

 

2. В случае смены собственника нежилого помещения новый собственник при обращении с заявлением о заключении договора купли-продажи электрической энергии обязан представить документы, предусмотренные Правилами № 530.

Дело № А33-713/2010.

Открытое акционерное общество (далее - ОАО) обратилось в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительным решения, которым оно было признано нарушившим пункт 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в части направления писем с требованиями представления для заключения договора на электроснабжение документов, обязательность представления которых для заключения договора электроснабжения не предусмотрена действующим законодательством; злоупотребление доминирующим положением имело место в форме навязывания невыгодных, не предусмотренных действующим законодательством условий.

Как установлено материалами дела общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО) обратилось в ОАО с заявлением о заключении с ним договора электроснабжения нежилого помещения, приобретенного у физического лица. По результатам состоявшейся между сторонами переписки по вопросу истребованных гарантирующим поставщиком документов, необходимых для заключения договора энергоснабжения, и обмена проектом договора и протоколом разногласий ООО обратилось с заявлением в антимонопольный орган с жалобой на злоупотребление ОАО доминирующим положением в форме навязывания невыгодных, не предусмотренных действующим законодательством условий.

Антимонопольный орган признал жалобу обоснованной.

Решением арбитражного суда первой инстанции заявленные требования о признании недействительным решения антимонопольного органа удовлетворены.

Суд исходил из того, что антимонопольный орган не доказал, что ОАО злоупотребило доминирующим положением на рынке реализации электрической энергии, поскольку в его действиях, связанных с заключением договора электроснабжения, не установлена противоправность.

Оценив запрошенные гарантирующим поставщиком документы, необходимые для заключения с ООО договора электроснабжения, суд признал, что требования ОАО основаны на положениях пунктов 61, 62 Правил № 530, согласно которым гарантирующий поставщик обязан заключить договор энергоснабжения (договор купли-продажи (поставки) электрической энергии) с любым обратившимся к нему лицом (далее - заявитель) в отношении точек поставки лиц, чьи энергопринимающие устройства находятся в границах зоны его деятельности. Лицо, намеревающееся заключить договор энергоснабжения (договор купли-продажи (поставки) электрической энергии), направляет гарантирующему поставщику заявку о заключении соответствующего договора с указанием планируемого объема потребления электрической энергии (мощности) и приложением документов, подтверждающих выполнение следующих условий, необходимых для его заключения: технологическое присоединение энергопринимающих устройств потребителя к электрической сети сетевой организации в установленном порядке; обеспечение учета электрической энергии; надлежащее техническое состояние энергопринимающих устройств потребителя, удостоверенное федеральным органом исполнительной власти по государственному энергетическому надзору.

Суд также указал, что требование ОАО о представлении, в том числе подтверждения сетевой организации о том, что технические условия, ранее выданные предыдущему собственнику помещения, действительны для ООО, акта осмотра электроустановки, не противоречит пунктам 61, 62 Правил № 530. Иных (дополнительных), чем предусмотрено в пункте 62 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии, документов гарантирующий поставщик не требовал.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с выводами суда первой инстанции.

 

3. Представитель, действующий по общей доверенности без определения его процессуального статуса как защитника в конкретном деле, не является уполномоченным представителем лица, привлекаемого к административной ответственности. Наличие доверенности с общими или специальными полномочиями имеет значение только для вывода о надлежащем извещении лица, привлекаемого к административной ответственности, при отсутствии каких-либо иных доказательств извещения законного представителя данного лица.

Дело № А69-2745/2010.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к административному органу о признании незаконным и отмене его постановления о привлечении общества к административной ответственности.

Решением арбитражного суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено.

Суд, установив в действиях общества наличие состава административного правонарушения, тем не менее постановление административного органа признал незаконным и отменил по причине нарушения процессуальных требований, установленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

В соответствии со статьей 28.2 КоАП РФ о совершении административного правонарушения составляется протокол об административном правонарушении. При его составлении законному представителю юридического лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении. Указанные лица вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу. Протокол об административном правонарушении подписывается законным представителем юридического лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении.

Согласно частям 1, 2 статьи 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

Перечисленные выше нормы права призваны обеспечить соблюдение процессуальных гарантий лица, привлекаемого к административной ответственности, так как без их предоставления дело об административном правонарушении не может быть признано всесторонне, полно и объективно рассмотренным. Следовательно, протокол об административном правонарушении составляется, а дело об административном правонарушении рассматривается при непосредственном участии лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении (законного представителя юридического лица). В отсутствие указанного лица протокол может быть составлен, а дело об административном правонарушении рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица (законного представителя юридического лица) о месте и времени составления протокола об административном правонарушении, рассмотрении дела об административном правонарушении.

В силу части 2 статьи 25.4 КоАП РФ законными представителями юридического лица являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица. Полномочия законного представителя юридического лица подтверждаются документами, удостоверяющими его служебное положение.

Согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в Постановлении от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», в целях КоАП РФ законными представителями юридического лица являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица (часть 2 статьи 25.4 КоАП РФ). Указанный перечень законных представителей юридического лица является закрытым. В связи с этим судам необходимо учитывать, что представитель юридического лица, действующий на основании доверенности, в том числе руководитель его филиала или подразделения, законным представителем не является. Поэтому его извещение не может рассматриваться как извещение законного представителя. Наличие общей доверенности на представление интересов лица без указания на полномочия по участию в конкретном административном деле само по себе доказательством надлежащего извещения не является (пункт 24).

Согласно тексту доверенности общество в лице руководителя доверяет М. представительствовать в интересах общества по делам об административных правонарушениях в органах, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, осуществляя все права и обязанности, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях, в том числе знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении дела, обжаловать применение мер обеспечения производства по делу, постановление по делу, представлять объяснения и замечания по содержанию протокола, подписывать протокол об административном правонарушении.

Таким образом, данная доверенность не содержит указания на полномочия представителя по участию в конкретном административном деле. Следовательно, М. не является уполномоченным представителем лица, привлекаемого к административной ответственности.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда без изменения.

В другом деле (А74-2383/2011) суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что наличие доверенности с общими или специальными полномочиями имеет значение только для вывода о надлежащем извещении лица, привлекаемого к административной ответственности, при отсутствии каких-либо иных доказательств извещения законного представителя данного лица. При наличии доказательств надлежащего извещения законного представителя юридического лица о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении, у административного органа отсутствуют правовые основания не допустить к участию в деле представителя, действующего на основании общей доверенности.

 

4. Рынок услуг по эксплуатации железнодорожного пути необщего пользования и услуг по подаче и уборке вагонов на пути необщего пользования является самостоятельным рынком, который не поглощается рынком услуг железнодорожных перевозок и услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования.

Дело № А33-8560/2011.

ОАО «РЖД» обратилось в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании незаконным решения, которым установлено нарушение обществом части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в виде незаконного внесения изменений в договор и начисления сбора за пользование подъездным путем необщего пользования без осуществления фактической подачи и уборки вагонов.

Решением арбитражного суда первой инстанции в указанной части в удовлетворении заявленных требований отказано. Суд исходил из того, что действия ОАО «РЖД» являются злоупотреблением им как субъектом, находящимся в состоянии естественной монополии, своим доминирующим положением на рынке оказания дополнительных услуг, связанных с перевозкой грузов на федеральном железнодорожном транспорте (услуг по подаче и уборке вагонов и услуг, связанных с эксплуатацией путей необщего пользования), поскольку такие действия негативно сказались на хозяйственной деятельности общества, ограничили его конкурентоспособность и ущемили его интересы ввиду несения последним убытков, связанных с необоснованными требованиями ОАО «РЖД» оплаты, образовавшейся после внесения изменений в договор.

Обжалуя судебный акт в апелляционном порядке, ОАО «РЖД» ссылалось, в том числе на то обстоятельство, что антимонопольный орган не провел анализ в соответствии с Административным регламентом Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по установлению доминирующего положения хозяйствующего субъекта при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства и при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией, утвержденным Приказом Федеральной антимонопольной службы от 17.01.2007 № 5 (далее – Административный регламент).

Суд апелляционной инстанции в данной части решение суда отменил, заявленные требования удовлетворил, указав следующее.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе, навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него.

Таким образом, для постановки вывода о том, совершило ли ОАО «РЖД» вменяемое ему нарушение антимонопольного законодательства, необходимо установить, занимает ли общество как хозяйствующий субъект доминирующее положение на том товарном рынке, на котором им совершены действия, квалифицированные антимонопольным органом как нарушающие запреты, установленные частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

Процедура определения признаков наличия доминирующего положения хозяйствующего субъекта установлена Административным регламентом, в соответствии с пунктом 3.6.4 которого определение признаков наличия доминирующего положения включает в себя, в том числе предварительное определение продуктовых и географических границ товарного рынка, оценку положения хозяйствующего субъекта (группы лиц) на рынке. Основные методы определения продуктовых и географических границ товарного рынка, состава хозяйствующих субъектов, действующих на товарном рынке, расчет объема товарного рынка и долей хозяйствующих субъектов на рынке предусмотрены Порядком проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке, утвержденным Приказом Федеральной антимонопольной службы от 28.04.2010 № 220.

Как следует из материалов дела, в том числе оспариваемого решения УФАС по Красноярскому краю, обществу вменяется совершение противоправных деяний на рынке услуг по подаче и уборке вагонов и услуг, связанных с эксплуатацией путей необщего пользования. При этом вывод о доминирующем положении общества на указанном рынке сделан антимонопольным органом на основании приказа Федеральной службы по тарифам, согласно которому ОАО «РЖД» включено в раздел 1 «Железнодорожные перевозки и услуги по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования» Реестра субъектов естественных монополий на транспорте, в отношении которых осуществляются государственное регулирование и контроль.

Однако, сам по себе факт включения общества в названный реестр, подтверждающий, что ОАО «РЖД» является субъектом естественной монополии на рынке оказания услуг железнодорожных перевозок и услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования, не означает, что отсутствуют иные товарные рынки.

Спорные отношения по взиманию сбора за подачу и уборку вагонов возникли по вопросу, касающемуся эксплуатации железнодорожного пути необщего пользования. Подача и уборка вагонов для грузоотправителей, грузополучателей, не имеющих складов и погрузочно-разгрузочных площадок на не принадлежащих им железнодорожных путях необщего пользования, осуществляются по договору соответственно между грузоотправителями, грузополучателями, перевозчиком и владельцем такого железнодорожного пути необщего пользования. Данный договор устанавливает порядок подачи и уборки вагонов, плату за пользование вагонами, взаимную ответственность сторон.

Действия, связанные непосредственно с организацией деятельности участников указанных выше правоотношений, в понятие «железнодорожная перевозка» не входят. Отношения по перевозке железнодорожным транспортом являются самостоятельным видом отношений и не должны подменять отношений по эксплуатации железнодорожного пути необщего пользования или отношений по подаче и уборке вагонов на пути необщего пользования, поскольку оформляются самостоятельными договорами, которые имеют несовпадающие предметы и субъектный состав. Данный вывод суда основан на правовой позиции Президиума ВАС РФ, отраженной в постановлении от 30.01.2007 № 10383/06.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что рынок услуг по эксплуатации железнодорожного пути необщего пользования и услуг по подаче и уборке вагонов на пути необщего пользования является самостоятельным рынком, который не поглощается рынком услуг железнодорожных перевозок и услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования.

На момент подготовки настоящего обобщения дело находится в ФАС Восточно-Сибирского округа.

Аналогичная позиция высказана в деле № А33-925/2010 (суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение без изменения).

 

5. Участники конкурса на право аренды взрывоопасного, химически опасного производственного объекта на момент проведения конкурса не обязаны обладать допусками и иными документами, подтверждающими право на эксплуатацию таких объектов.

Дело № А33-9505/2010.

Общество обратилось в Арбитражный суд Красноярского края к Комитету по управлению муниципальным имуществом администрации города с заявлением о признании недействительными решений конкурсной комиссии, оформленных протоколами.

Решением Арбитражного суда Красноярского края требования общества удовлетворены частично, признано недействительным решение конкурсной комиссии, оформленное протоколом, по рассмотрению и оценке конкурсных предложений об определении победителем конкурса по лоту № 2 муниципально­го предприятия.

Удовлетворяя требование заявителя, суд первой инстанции руководствовался Правилами взрывобезопасности при использовании мазута в котельных установках РД 34.03.351-93, сделав вывод о том, что на момент подачи и оценки заявок конкурсной комиссией муниципальным предприятием не были представлены документы, предусмотренные конкурсной документацией, подтверждающие его соответствие требованиям, предъявляемым законодательством Российской Федерации к лицам, осуществляющим эксплуатацию котельных, тепловых и электрических сетей, являющихся предметом конкурса (допуски и иные документы, подтверждающие право на эксплуатацию данного вида имущества). По указанной причине на момент принятия комиссией решения о победителе конкурса по лоту
№ 2 представленное муниципальным предприятием предложение не соответствовало требованиям конкурсной документации в части требований к участникам конкурса.

Отменяя в указанной части решение, суд апелляционной инстанции указал, что данный вывод суда первой инстанции основан на неправильном толковании норм материального права.

Федеральным законом от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) и Правилами проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, утвержденными приказом Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации от 10.02.2010 № 67,  не допускается включение в конкурсную документацию требований к участнику конкурса (в том числе требований к квалификации участника конкурса, включая наличие у участника конкурса опыта работы), а также требований к его деловой репутации, требований наличия у участника конкурса производственных мощностей, технологического оборудования, трудовых, финансовых и иных ресурсов не допускается.

Участвуя в конкурсе, муниципальное предприятие имело намерение получить на правах аренды спорный объект теплоэнергетического имущественного комплекса, поэтому при предоставлении конкурсной заявки могло не обладать лицензией, сертификатами и допусками, необходимыми для эксплуатации муниципального имущества, право аренды которого являлось предметом конкурса.

В силу действующего законодательства лицензированию подлежит деятельность, которая непосредственно осуществляется на конкретных опасных производственных объектах. Деятельность лица, только имеющего намерение получить на правах собственности, аренды, или ином вещном праве опасный производственный объект, не подлежит лицензированию.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в силу закона первичным для соискателя лицензии и для получения сертификата качества электрической энергии является наличие производственного объекта, эксплуатация которого требует получения лицензии и соответствующего сертификата, которые не могут быть получены при отсутствии у лица такого объекта.

Поскольку конкурсная документация не содержала перечень документов, подлежащих представлению вместе с конкурсной заявкой в подтверждение соответствия указанным требованиям, а муниципальное предприятие до проведения конкурса могло не располагать лицензией, сертификатом и квалифицированным персоналом, необходимыми для эксплуатации муниципального имущества, право аренды которого являлось предметом конкурса, судом апелляционной инстанции не установлены нарушения действующего законодательства при определении победителем по лоту № 2 муниципального предприятия.

 

6. Согласованными действиями по смыслу норм Закона о размещении заказов являются действия двух и более лиц, направленные на поддержание цены на торгах, в результате которых аукцион признается несостоявшимся по причине явки единственного участника, а участник размещения заказа, оказавшийся единственным участником аукциона, заведомо получает возможность заключить государственный (муниципальный) контракт на самых выгодных условиях, которые только можно получить от участия в аукционе - по цене контракта (лота), указанной в аукционной документации, то есть по максимально возможной цене.

На квалификацию действий в качестве нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции не влияет указание (неуказание) в соответствующем решении антимонопольного органа на причинение ущерба или извлечение дохода, так как диспозиция данной нормы содержит ссылку только на установление последствий в виде повышения, снижения или поддержания цен на торгах.

Дело № А33-3375/2011.

Общество (далее - ООО) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к антимонопольному органу о признании незаконным и отмене решения, которым ООО признано нарушившим пункт 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции путем совершения согласованных действий при участии в двух лотах (№ 1 и № 2) открытого аукциона на право заключить муниципальный контракт, направленных на поддержание цен на торгах.

К участию в  деле привлечено третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне заявителя – закрытое акционерное общество (далее - ЗАО), также признанное оспариваемым решением совершившим согласованные с ООО действия, направленные на поддержание цен на торгах.

Решением Арбитражного суда Красноярского края,  оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований отказано.

При рассмотрении дела судами установлено, что в ходе проведения открытого аукциона на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по ремонту дорог муниципального образования по лотам №№ 1, 2 и 3, аукцион по лотам № 1 и № 2 признан несостоявшимся в связи с явкой по каждому лоту единственного участника: по лоту № 1 явился участник ЗАО, второй допущенный к аукциону участник ООО не явился, а по лоту № 2 – явился участник ООО и не явился второй допущенный к  аукциону участник ЗАО.

В результате неявки представителя ООО на аукцион по лоту № 1, аукцион признан несостоявшимся, проект муниципального контракта по начальной (максимальной) цене передан комиссией ЗАО в связи с участием только одного участника. Аналогичная ситуация произошла и в результате неявки представителя ЗАО на аукцион по лоту № 2, который также признан комиссией несостоявшимся в связи с участием только одного участника и проект муниципального контракта по начальной (максимальной) цене передан комиссией ООО.

Антимонопольный орган усмотрел в действиях ООО и ЗАО нарушение пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, выразившееся в совершении согласованных действий хозяйствующих субъектов на товарном рынке при участии в двух лотах (№ 1 и № 2) открытого аукциона на право заключить муниципальный контракт, которые привели к поддержанию цен на торгах.

Отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, суды  исходили из того, что антимонопольным органом доказано нарушение обществом пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции по следующим основаниям.

В силу части 1 статьи 8 Закона о защите конкуренции согласованными действиями хозяйствующих субъектов являются действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, удовлетворяющие совокупности следующих условий:

1) результат таких действий соответствует интересам каждого из указанных хозяйствующих субъектов только при условии, что их действия заранее известны каждому из них;

2) действия каждого из указанных хозяйствующих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке. Такими обстоятельствами, в частности, могут быть изменение регулируемых тарифов, изменение цен на сырье, используемое для производства товара, изменение цен на товар на мировых товарных рынках, существенное изменение спроса на товар в течение не менее чем одного года или в течение срока существования соответствующего товарного рынка, если такой срок составляет менее чем один год.

По смыслу статей 10, 32, 37, 38 Закона о размещении заказов, регулирующих порядок и условия размещения заказа, победителем аукциона на право заключить государственный или муниципальный контракт признается лицо, предложившее наиболее низкую цену государственного или муниципального контракта. Аукцион проводится путем снижения начальной (максимальной) цены контракта (цены лота), указанной в извещении о проведении открытого аукциона, на «шаг аукциона».

В случае, когда участник размещения заказа оказывается единственным участником аукциона, он заведомо получает возможность заключить государственный (муниципальный) контракт на самых выгодных условиях, которые только можно получить от участия в аукционе - по цене контракта (лота), указанной в аукционной документации, то есть по максимально возможной цене.

 Как разъяснил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 2 Постановления от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» (в редакции Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.10.2010 № 52), при анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными (статья 8 Закона о защите конкуренции), арбитражным судам следует учитывать: согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении. Вывод о наличии одного из условий, подлежащих установлению для признания действий согласованными (а именно: о совершении таких действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов), может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения. Например, о согласованности действий, в числе прочих обстоятельств, может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин. Подтверждать отсутствие со стороны конкретного хозяйствующего субъекта нарушения в виде согласованных действий могут, в том числе доказательства наличия объективных причин собственного поведения этого хозяйствующего субъекта на товарном рынке и (или) отсутствия обусловленности его действий действиями иных лиц.

С учетом изложенных норм права и установленных по делу обстоятельств, суды пришли к выводу о том, что результат согласованных действий на торгах соответствовал интересам как ЗАО, так и ООО, поскольку результатом таких действий явилось заключение муниципального контракта с единственным участником аукциона по лотам № 1 и № 2 по начальной (максимальной), более выгодной для данных хозяйствующих субъектов, цене.

О синхронности и единообразии действий ООО и ЗАО при отсутствии на то объективных причин свидетельствуют установленные обстоятельства, а именно: подача заявок на все лоты, явка представителей и регистрация на все лоты в день аукциона, поочередный отказ от участия по одному из лотов аукциона без каких-либо объективных причин. Указанные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что о совершении согласованных действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов, действия каждого из указанных хозяйствующих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке; согласованные действия ООО и ЗАО привели к поддержанию цен на торгах.

Доводы ООО и ЗАО о том, что решение антимонопольного органа не соответствует части 6 статьи 41 Закона о защите конкуренции и Приказу ФАС России от 15.03.2010 № 123, поскольку ответчиком не указаны сведения о размере причиненного ущерба или извлеченного дохода либо об его отсутствии отклонены судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с оспариваемым решением антимонопольного органа в действиях ООО и ЗАО установлено нарушение пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции. Диспозиция данной нормы содержит ссылку на установление последствий в виде повышения, снижения или поддержания цен на торгах.

Антимонопольным органом установлено и доказано, что в результате согласованных действий ООО и ЗАО цена на торгах - открытом аукционе по двум лотам поддержана на начальном (максимальном) уровне, в связи с чем последствия, определенные нормой в области антимонопольного законодательства установлены. Иных последствий, в том числе причинения ущерба или извлечение дохода, диспозицией данной нормы не установлено.

Следовательно, на квалификацию действий ООО и ЗАО в качестве нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции не влияет указание (неуказание) на причинение ущерба или извлечение дохода в соответствующем решении антимонопольного органа.

 

7. В торгах могут участвовать лишь те лица, которые соответствуют целям эффективного использования источников финансирования и предотвращения злоупотреблений в сфере размещения заказов. Поэтому включение в документацию о торгах условия о реконструкции «под ключ» (с объединением в одном лоте подрядных работ и поставки товаров), которые в итоге приводят к исключению из круга участников размещения заказа лиц, не отвечающих таким целям, не может рассматриваться как ограничение доступа к участию в торгах и не является нарушением статьи 17 Закона о защите конкуренции.

Дело № А33-16642/2010.

Краевое государственное бюджетное учреждение капитального строительства (УКС) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением об оспаривании решения антимонопольного органа, признавшего заявителя нарушившим часть 3 статьи 17 Закона о защите конкуренции в связи с формированием одного лота, включающего в себя подрядные работы и поставку различных товаров, лишающим возможности участия в торгах организаций, специализированно занимающихся только выполнением подрядных работ или только поставкой определенных товаров.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходили из соответствия требованиям действующего законодательства решения антимонопольного органа и отсутствия нарушения прав и законных интересов заявителя. Суды посчитали, что в рассматриваемом случае имело место включение в состав одного лота технологически и функционально не связанных продукции, товаров, работ, и услуг, что ограничивало конкуренцию и могло привести к неэффективному и нерезультативному использованию бюджетных средств.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа отменил принятые судебные акты и удовлетворил заявленные требования исходя из следующего.

Целями Закона о защите конкуренции являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков (часть 2 статьи 1 Закона).

Частью 3.1 статьи 34 Закона о размещении заказов установлено, что документация об аукционе не может содержать требования к работам, услугам, если такие требования влекут за собой ограничение количества участников размещения заказа.

Антимонопольные требования к торгам закреплены в статье 17 Закона о защите конкуренции. При проведении торгов запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции (часть 1). В частности, запрещается ограничение конкуренции между участниками торгов путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов (часть 3).

Порядок формирования лотов Законом о размещении заказов не определен. Решение о способе размещения заказа принимается заказчиком, уполномоченным органом в соответствии с положениями Закона о размещении заказов (части 2.1 и 3 статьи 10). При размещении заказа заказчик наделен правом самостоятельного выделения отдельных лотов (по группам, классам, видам и иным единицам), правом выставления предмета торгов единым лотом, а также правом определения его содержания (с обязательным указанием отдельных условий оказания соответствующих услуг), допускается также возможность объединения в составе одного лота продукции (товаров, работ, услуг) технологически и функционально связанных между собой, если такое формирование лота не противоречит положениям статьи 17 Закона о защите конкуренции.

В рассматриваемом деле при решении вопроса о правомерности формирования лота – выполнение строительно-монтажных работ, приобретение оборудования по объекту «Реконструкция Красноярской краевой филармонии,
г. Красноярск» судами первой и апелляционной инстанций не учтена следующая правовая регламентация организации строительства, капитального ремонта (реконструкции).

Согласно приложению 9 к приказу Государственного комитета по архитектуре и градостроительству при Госстрое СССР от 23.11.1988 № 312 «Об утверждении ведомственных строительных норм Госкомархитектуры «Положение об организации и проведении реконструкции, ремонта и технического обслуживания жилых зданий, объектов коммунального и социально-культурного назначения» к дополнительным работам, производимым при капитальном ремонте здания и объектов, отнесена замена существующего и установка нового технологического оборудования в зданиях коммунального и социально-культурного назначения.

В соответствии с пунктом 1.2 Положения об организации строительства объектов «под ключ», утвержденного постановлением Государственного строительного комитета СССР от 10.11.1989 № 147, метод строительства объектов «под ключ» предусматривает обеспечение сооружения объектов, подготовленных к эксплуатации или оказанию услуг, на основе сосредоточения функций управления всеми стадиями инвестиционного процесса в одной организационной структуре и осуществляется как единый непрерывный комплексный процесс создания готовой строительной продукции (проектирование - выполнение строительных и монтажных работ, включая комплектацию строек технологическим и инженерным оборудованием - ввод в эксплуатацию).

Пунктом 2 Приложения к названному Положению предусмотрено, что в договорную цену при строительстве объектов «под ключ» включается, помимо прочего, стоимость оборудования, мебели, инвентаря.

Учитывая изложенное, а также то, что реконструкция Красноярской краевой филармонии как учреждения культуры имеет определенную специфику и осуществляемые работы направлены на приведение здания в состояние, пригодное для эксплуатации и организации культурных мероприятий, суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии в рассматриваемом случае технологической и функциональной связи строительно-монтажных работ с услугами по приобретению оборудования.

Судами первой и апелляционной инстанций не учтено вышеприведенное правовое регулирование и неправомерно не принята во внимание определенная в данном случае связь работ по строительству с услугами по приобретению (изготовлению) оборудования, мебели и инвентаря, а также - единая цель торгов (ввиду очевидных потребностей заказчика) – приведение соответствующего здания в состояние, пригодное для эксплуатации.

Согласно части 1 статьи 1 Закона о размещении заказов единый порядок размещения заказов устанавливается им в целях расширения возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, эффективного использования средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов и иных целях.

Как следует из правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2010 года
№ 11017/10, основной задачей законодательства, устанавливающего порядок проведения торгов, является не столько обеспечение максимально широкого круга участников размещения заказов, сколько выявление в результате торгов лица, исполнение контракта которым в наибольшей степени будет отвечать целям эффективного использования источников финансирования, предотвращения злоупотреблений в сфере размещения заказов. Исходя из положения части 1 статьи 1 Закона о размещении заказов в торгах могут участвовать лишь те лица, которые соответствуют названным целям. Поэтому включение в документацию о торгах условий, которые в итоге приводят к исключению из круга участников размещения заказа лиц, не отвечающих таким целям, не может рассматриваться как ограничение доступа к участию в торгах и не является нарушением статьи 17 Закона о защите конкуренции.

 

8. Работы (услуги) по техническому обслуживанию лифтов и диспетчерскому контролю за работой лифтов одновременно могут входить в предмет конкурса, поскольку являются технологически и функционально взаимосвязанными.

Дело № А33-3595/2011.

Управление муниципального заказа обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения антимонопольного органа, которым он признан нарушившим, в том числе, требования части 3 статьи 17 Закона о защите конкуренции, что выразилось во включении в предмет одного лота функционально и технологически не связанных услуг – комплексного и технического обслуживания лифтов и диспетчерского контроля за лифтами.

Решением суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено, решение антимонопольного органа в указанной части признано недействительным. При этом суд исходил из следующего.

Согласно конкурсной документации предметом конкурса являлось заключение муниципального контракта на оказание услуги по комплексному техническому обслуживанию лифтов и осуществлению диспетчерского контроля.

В соответствии с пунктом 12 Технического регламента о безопасности лифтов, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 02.10.2009 № 782, при эксплуатации лифта выполняются, в том числе, следующие требования:

- проведение осмотров, технического обслуживания и ремонта лифта в соответствии с прилагаемой документацией по эксплуатации;

- осуществление осмотра лифта или контроля за работой лифта посредством устройства диспетчерского контроля (при его наличии), технического обслуживания и ремонта специализированной лифтовой организацией;

- допуск к выполнению работ по техническому обслуживанию, ремонту и осмотру лифта, контролю за работой лифта посредством устройства диспетчерского контроля (при его наличии) только обслуживающего персонала, аттестованного в порядке, установленном нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Исходя из Правил устройства и безопасной эксплуатации лифтов, утвержденных постановлением Госгортехнадзора Российской Федерации от 16.05.2003 № 31, эксплуатирующая организация обеспечивает содержание лифта в исправном состоянии и его безопасную эксплуатацию путем организации надлежащего обслуживания и ремонта (пункт 12.1); обслуживание лифта включает в себя проведение ежесменных осмотров лифта; осмотры лифтов, оборудованных диспетчерским контролем за их работой, могут проводиться с иной цикличностью, согласованной с органом Госгортехнадзора России (пункт 12.2.1); для технического обслуживания, капитального ремонта и модернизации эксплуатирующая организация может привлекать специализированную организацию (пункт 12.2.3).

Согласно разделу 13 приведенных Правил необходимость оборудования лифтов диспетчерским контролем определяется эксплуатирующей организацией. Для диспетчерского контроля за работой лифтов могут применяться как многофункциональные диспетчерские комплексы, так и специализированные диспетчерские пульты, прошедшие экспертизу промышленной безопасности и разрешенные к применению в установленном порядке.

Организация, эксплуатирующая оборудование диспетчерского контроля, обеспечивает его содержание в исправном состоянии путем организации надлежащего обслуживания и ремонта. Для этих целей она может заключить договор со специализированной организацией.

Кроме того, согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности ОК 029-2007, утвержденному приказом Ростехрегулирования от 22.11.2007 № 329-ст, услуги по осуществлению диспетчеризации лифтов и осуществлению технического обслуживания этих лифтов не разделяются, то есть, указанный предмет конкурса является неделимым, что подтверждается подгруппой 29.22.9 указанного классификатора, согласно которой определена услуга - предоставление услуг по монтажу, ремонту и техническому обслуживанию подъемно-транспортного оборудования, эта группировка также включает эксплуатацию лифтового хозяйства. Отдельных видов услуг по диспетчеризации лифтов действующим законодательством не предусмотрено.

Таким образом, вывод антимонопольного органа о нарушении заявителем требований частей 1, 2 статьи 17 Закона о защите конкуренции, выразившимся во включении в предмет одного лота функционально и технологически не связанных услуг – комплексного и технического обслуживания лифтов и диспетчерского контроля за лифтами,  является необоснованным.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда первой инстанции без изменения.

 

9. Отсутствие в конкурсной документации сведений о начальной (максимальной) цене контракта, выраженной в денежной сумме, а также иных сведений, необходимых участникам конкурса для расчета цены контракта, свидетельствует о нарушении требований статей 21, 22, 25 Закона о размещении заказов и является основанием для признания проведенного открытого конкурса недействительным в соответствии с пунктом 1 статьи 449 ГК РФ.

Признание недействительным договора страхования  влечет применение последствий недействительности в виде возвращения всей суммы страховой премии, перечисленной по недействительным договорам страхования, независимо от периода действия такого договора.

Дело № А33-3785/2010.

Антимонопольный орган обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к открытому акционерному обществу (далее – ОАО) и страховому обществу о признании недействительным проведенного открытого конкурса на право заключения договора страхования КАСКО и полисов ОСАГО автомобильного парка ОАО, о признании недействительным договора по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств ОАО и о применении последствий недействительности сделки - обязании страхового общества вернуть страховую премию, уплаченную по недействительному договору страхования.

Решением Арбитражного суда Красноярского края, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, требования удовлетворены в полном объеме.

Удовлетворяя исковые требования, суды исходили из того, что при проведении конкурса заказчиком – ОАО - нарушены требования статей  21, 22, пункта 2 части 3 статьи 25 Закона о размещении заказов, а также статей 17, 18 Закона о конкуренции, а именно:

- в конкурсной документации отсутствовали сведения о начальной (максимальной) цене контракта, выраженной в денежной сумме;

- конкурсная документация не содержала всех сведений, необходимых участникам конкурса для расчета цены контракта.

Согласно пункту 1 статьи 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица.

Поскольку торги признаны судом недействительными, подписанные между заказчиком и лицом, выигравшим торги, договоры страхования (страховые полисы) на транспортные средства, также признаны недействительными.

По мнению заявителя кассационной жалобы, при прекращении договора ОСАГО по решению суда должна быть возвращена только часть страховой премии за неистекший период действия договора обязательного страхования.

Суд кассационной инстанции указанный довод отклонил, руководствуясь следующим.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В связи с этим довод заявителя кассационной жалобы о том, что при прекращении договора ОСАГО по решению суда должна быть возвращена часть страховой премии только за неистекший период действия договора обязательного страхования, основан на ошибочном толковании пункта 2 статьи 167 ГК РФ, согласно которому при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

 

10. Прохождение сертификации в рамках системы «Енисейская гарантия качества» и оклеивание алкогольной продукции знаком соответствия носит добровольный, а не обязательный характер. Оклеивание алкогольной продукции знаком «Гарантия качества» не является установленной законом обязанностью для хозяйствующих субъектов, реализующих данную продукцию.

Дело № А33-4326/2011.

Министерство обратилось в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительным решения, которым оно было признано нарушившим пункты 2,5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части создания необоснованного препятствования осуществлению деятельности путем направления письма в адрес руководителей организаций, осуществляющих розничную продажу алкогольной продукции, в котором сообщалось о выявленных фактах поставки в розничную продажу алкогольной продукции с поддельным знаком «Гарантия качества», а также о том, что данная продукция не проверялась на качество и безопасность, следовательно, может представлять угрозу для здоровья и жизни граждан, содержать в себе вредные примеси, технические спирты и другие небезопасные вещества, и предписания.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано по следующим основаниям.

В соответствии с пунктами 2, 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции органам государственной власти субъектов Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности запрещаются:

- необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам;

- установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары.

Для признания действий (бездействия) органов государственной власти субъектов Российской Федерации нарушающими антимонопольное законодательство необходимо доказать, что данные действия (бездействие) этих органов приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции и они не основаны на конкретной норме федерального закона, предусматривающей осуществление таких действий (бездействия) данными органами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее – Закон о техническом регулировании) добровольное подтверждение соответствия осуществляется по инициативе заявителя на условиях договора между заявителем и органом по сертификации. Добровольное подтверждение соответствия может осуществляться для установления соответствия национальным стандартам, стандартам организаций, сводам правил, системам добровольной сертификации, условиям договоров.

Объектами добровольного подтверждения соответствия являются продукция, процессы производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, работы и услуги, а также иные объекты, в отношении которых стандартами, системами добровольной сертификации и договорами устанавливаются требования.

В силу пункта 1 статьи 22 Закона о техническом регулировании объекты сертификации, сертифицированные в системе добровольной сертификации, могут маркироваться знаком соответствия системы добровольной сертификации. Порядок применения такого знака соответствия устанавливается правилами соответствующей системы добровольной сертификации.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что прохождение сертификации в рамках системы «Енисейская гарантия качества» и оклеивание алкогольной продукции знаком соответствия носит добровольный, а не обязательный характер. Оклеивание алкогольной продукции знаком «Гарантия качества» не является установленной законом обязанностью для хозяйствующих субъектов, реализующих данную продукцию.

Учитывая, что Министерство является органом государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющим в установленном порядке лицензирование розничной продажи алкогольной продукции и контроль за соблюдением организациями лицензионных требований, суд пришел к выводу, что устные рекомендации его должностных лиц об отказе от сотрудничества с обществом могли повлиять на решение отдельных организаций розничной торговли о приобретении алкогольной продукции у общества, ограничить для приобретателей товаров выбор хозяйствующих субъектов.

При таких условиях содержащаяся в письме информация могла создать препятствия для реализации алкогольной продукции обществом.

Суд кассационной инстанций оставили судебные акты без изменения, дополнительно указав, что при установленных по данному конкретному делу обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что издание и распространение письма от 13.02.2009 № 04-0144 «О ситуации на алкогольном рынке», а также дача устных рекомендаций должностными лицами Министерства о прекращении договорных отношений с обществом необоснованно препятствуют осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к алкогольной продукции, устанавливают для приобретателей товара ограничения выбора хозяйствующих субъектов, поставляющих алкогольную продукцию, что является нарушением пунктов 2 и 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

.

 

11. Действующим законодательством не установлена обязанность хозяйствующего субъекта обращаться в уполномоченный орган за установлением надбавок к ценам на нефтепродукты, реализуемые в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с ограниченным сроком завоза грузов.

Дело № А33-1279/2011.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительным решения, которым оно признано нарушившим требование части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции  в форме несоблюдения установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования на рынке оптовой реализации бензинов автомобильных и топлива дизельного, что выразилось в самостоятельном установлении цены на реализуемые нефтепродукты, не обращаясь в Министерство промышленности и энергетики Красноярского края для установления снабженческо-сбытовых и торговых надбавок, и предписания.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано. При этом суд исходил из того, что обществом не выполнена возложенная на него законодательством обязанность по определению цены на реализуемое топливо с применением снабженческо-сбытовых и торговых надбавок к ценам нефтепродуктов, установленных уполномоченным органом исполнительной власти Красноярского края.

Суд апелляционной инстанции решение отменил, заявленные требования удовлетворил по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования.

В соответствии с пунктом 3.4 Перечня регулируемых цен и тарифов на продукцию, товары и услуги в крае, утвержденного постановлением администрации Красноярского края от 24.09.2001 № 670-П «О государственном регулировании цен (тарифов) в крае» Министерством промышленности и энергетики Красноярского края регулируются снабженческо-сбытовые и торговые надбавки к ценам на нефтепродукты, реализуемые в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с ограниченными сроками завоза грузов.

Указанным приказом установлены предельные максимальные снабженческо-сбытовые и торговые надбавки на нефтепродукты, реализуемые в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с ограниченными сроками завоза грузов, согласно приложению (пункт 1).

Вместе с тем, как установлено судом и не оспаривается заявителем кассационной жалобы, данный приказ Министерства промышленности и энергетики Красноярского края не подлежит применению, поскольку устанавливает надбавки к оптовой реализации нефтепродуктов в с. Богучаны, где общество деятельность на рынке оптовой реализации бензинов автомобильных и дизельного топлива не осуществляло, фактически указанную деятельность общество осуществляло на территории п. Таежный Богучанского муниципального района Красноярского края.

Учитывая названное и принимая во внимание приведенное правовое регулирование, установив, что действующим законодательством обязанность хозяйствующего субъекта обращаться в уполномоченный орган за установлением указанных надбавок к ценам на нефтепродукты, реализуемые в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с ограниченным сроком завоза грузов, на территории п. Таежный Богучанского муниципального района Красноярского края не установлена, суд апелляционной инстанции признал недоказанным антимонопольным органом нарушение обществом части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

 

12. При наличии основания для прекращения производства по делу в связи с добровольным устранением нарушения и его последствий резолютивная часть решения о прекращении дела должна содержать сведения об установлении факта нарушения ответчиком антимонопольного законодательства.

Дело № А33-17660/2010.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительным решения, которым оно признано нарушившим часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в части отказа по заключению договора на технологическое присоединение при наличии предусмотренной действующим законодательством обязанности по выполнению указанных мероприятий, и предписания.

Решением суда первой инстанции заявленные требования удовлетворены; суд посчитал, что антимонопольным органом не доказаны законность и обоснованность решения и предписания. поскольку общество по своей воле восстановило нарушенные права гражданина, заключив с ним соответствующий договор. Таким образом, по мнению суда первой инстанции имеются основания для принятия решения о прекращении рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства ввиду добровольного устранения обществом нарушения и его последствий в соответствии со статьей 48 Закона о защите конкуренции; законные основания для вынесения предписания отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции решение суда отменил по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Общество занимает доминирующее положение на рынке оказания услуг по передаче электрической энергии в Красноярском крае в границах расположения принадлежащих электрических сетей, что подтверждается Приказом Федеральной службы по тарифам, которым общество, осуществляющее деятельность по оказанию услуг по передаче электрической энергии, включено в реестр субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе.

Как следует из материалов дела, антимонопольным органом вменено обществу злоупотребление доминирующим положением на соответствующем товарном рынке, выразившееся в отказе от заключения договора на технологическое присоединение по заявке гражданина в нарушение пункта 3 Правил технологического присоединения.

Пунктом 3 Правил технологического присоединения установлено, что сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им настоящих Правил и наличии технической возможности технологического присоединения.

Независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения на дату обращения заявителя сетевая организация обязана заключить договор с лицами, указанными в пунктах 12.1, 14 и 34 настоящих Правил, обратившимися в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих им на праве собственности или на ином предусмотренном законом основании, а также выполнить в отношении энергопринимающих устройств таких лиц мероприятия по технологическому присоединению.

В ходе рассмотрения дела судами установлен и материалами дела подтверждается факт устранения допущенного нарушения - заключение обществом договора на осуществление технологического присоединения указанного в заявке гражданина объекта до вынесения контролирующими органами документов, обязывающих общество заключить данный договор.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 48 Закона о защите конкуренции комиссия прекращает рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства в случае: добровольного устранения нарушения антимонопольного законодательства и его последствий лицом, совершившим такое нарушение. Частью 2 статьи 48 Закона защите конкуренции установлено, что случае, если рассмотрение дела прекращается в соответствии с пунктом 1 части 1 настоящей статьи, резолютивная часть решения о прекращении рассмотрения дела должна содержать сведения об установлении факта нарушения ответчиком или ответчиками антимонопольного законодательства.

В связи с вышеизложенным у антимонопольного органа имелись фактические и правовые основания для принятия решения о прекращении рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства в соответствии со статьей 48 Закона о защите конкуренции и об отсутствии оснований для выдачи оспариваемого предписания.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции отменил в части решение суда первой инстанции, указав на несоответствие решения суда положениям Закона о защите конкуренции, согласно которым при установлении факта нарушения  антимонопольного законодательства и добровольного устранения такого нарушения и его последствий виновным лицом, рассмотрение дела должно быть прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 48 Закона о защите конкуренции, с указанием в резолютивной часть решения о прекращении рассмотрения дела сведений об установлении факта нарушения обществом антимонопольного законодательства.

 

13. Неисполнение антимонопольным органом обязанности по ознакомлению с соответствующими документами, имеющимися в материалах дела о нарушении антимонопольного законодательства, после вынесения антимонопольным органом решения ограничивает реализацию прав на получение полной информации об обстоятельствах, послуживших основанием для вывода о нарушении антимонопольного законодательства, и доказательствах, на которых этот вывод основан.

Дело № А33-16762/2010.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия антимонопольного органа, выразившегося в непредоставлении возможности ознакомиться с материалами дела и осуществить их копирование путем фотографирования.

Антимонопольный орган возражал против удовлетворения заявленных требований, поскольку общество обратилось с соответствующим ходатайством уже после вынесения антимонопольным органом решения, следовательно, оно уже не является участником дела и не имеет права на ознакомление с материалами дела: законом определены начало и окончание статуса лица, участвующего в деле, начало - момент возбуждения дела, окончание - принятие решения по делу; кроме того, закон также содержит прямое указание на пределы такого ознакомления - делать выписки, законом не определена возможность делать копии путем фотографирования.

Решением суда первой инстанции заявленное требования удовлетворено.

В соответствии со статьей 42 Закона о защите конкуренции лицами, участвующими в деле о нарушении антимонопольного законодательства, являются: 1) заявитель - лицо, подавшее заявление, государственный орган, орган местного самоуправления, направившие материалы; 2) ответчик по делу - лицо, в отношении которого подано заявление, направлены материалы или в действиях (бездействии) которого антимонопольным органом обнаружены признаки нарушения антимонопольного законодательства. Указанные лица признаются ответчиками по делу о нарушении антимонопольного законодательства с момента возбуждения дела; 3) заинтересованные лица - лица, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с рассмотрением дела о нарушении антимонопольного законодательства (часть 1).

При рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства лица, участвующие в деле, вправе осуществлять свои права и обязанности самостоятельно или через представителя (часть 2).

Частью 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации установлено, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Согласно статье 43 Закона о защите конкуренции с момента возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, представлять доказательства и знакомиться с доказательствами, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, заявлять ходатайства, давать пояснения в письменной или устной форме комиссии, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, знакомиться с ходатайствами других лиц, участвующих в деле, возражать против ходатайств, доводов других лиц, участвующих в деле.

Таким образом, права, предусмотренные статьями 42, 43 Закона о защите конкуренции, порождают у антимонопольного органа соответствующие обязанности. Кроме того, ответчик по делу о нарушении антимонопольного законодательства вправе реализовывать свои права, предусмотренные статьей 43 Закона о защите конкуренции, в разумные сроки и после рассмотрения дела.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда без изменения.

 

14. Передача муниципального имущества по договору аренды хозяйствующему субъекту является муниципальной преференцией (помощью), предоставляет арендатору преимущества перед другими участниками товарного рынка, так как исключает равный доступ к имуществу через публичные процедуры (торги), а потому требует согласия антимонопольного органа.

Наличие преимущественного права на заключение договора аренды муниципального имущества не отменяет обязанности, вытекающей из норм публичного права, получить согласие антимонопольного органа на передачу имущества.

Дело № А33-8222/2010.

Комитет по управлению муниципальным имуществом (далее - Комитет) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения антимонопольного органа, которым он признан нарушившим требования статьи 15 Закона о защите конкуренции в части предоставления обществу муниципальной преференции (передачи муниципального имущества в аренду) без предварительного согласия антимонопольного органа и без проведения процедуры торгов, и предписания.

По мнению Комитета, спорный договор аренды не является государственной преференцией в смысле норм главы 5 Закона о защите конкуренции, его заключение не привело и не могло привести к недопущению или устранению конкуренции.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).

В соответствии с частью 1 статьи 20 Закона о защите конкуренции, государственная или муниципальная помощь предоставляется с предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа, за исключением случаев, если государственная или муниципальная помощь предоставляется в соответствии с федеральным законом; с законом субъекта Российской Федерации о бюджете на соответствующий финансовый год; с нормативным правовым актом представительного органа местного самоуправления о бюджете на соответствующий финансовый год; за счет резервного фонда органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации; за счет резервного фонда органа местного самоуправления.

Федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, имеющие намерение предоставить государственную или муниципальную помощь, направляют в антимонопольный орган ходатайство о даче согласия на предоставление такой помощи (часть 2 статьи 20 Закона).

В силу подпункта 20 части 1 статьи 4 Закона о защите конкуренции под государственной или муниципальной помощью понимается предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями преимущества, которое обеспечивает отдельным хозяйствующим субъектам по сравнению с другими участниками рынка (потенциальными участниками рынка) более выгодные условия деятельности на соответствующем товарном рынке, путем передачи имущества и (или) иных объектов гражданских прав, прав доступа к информации в приоритетном порядке.

Случаи, когда предоставление имущества не является государственной или муниципальной помощью, установлены статьей 19 Закона о защите конкуренции. Передача имущества по договору аренды не содержится в названном перечне, в связи с чем является муниципальной помощью, предоставляет арендатору преимущества перед другими участниками товарного рынка, так как исключает равный доступ к имуществу через публичные процедуры (торги).

Из положений статьи 19 Закона следует, что передача муниципального имущества в аренду хозяйствующему субъекту на цели, не поименованные в указанной статье, а также не в результате торгов, является муниципальной помощью. Порядок предоставления муниципальной помощи в данном случае был нарушен, так как муниципальная помощь могла быть предоставлена только с согласия антимонопольного органа.

Поскольку при заключении договора аренды Комитет не направлял антимонопольному органу ходатайство о даче согласия на предоставление помощи (преференции) обществу, он нарушил требования части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, так как предоставил муниципальную помощь (преференцию) без согласия в письменной форме антимонопольного органа и без проведения публичных процедур.

Доводы Комитета о том, что общество пользовалось преимущественным правом на заключение договора аренды в соответствии с частью 1 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации, особых процедур для его перезаключения не было установлено, не отменяют обязанности органа местного самоуправления, вытекающей из норм публичного права, соблюдать требования статьи 20 Закона о защите конкуренции в части получения согласия антимонопольного органа на передачу имущества.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили судебный акт без изменения.

Аналогичная позиция высказана судами первой, апелляционной и кассационной инстанций в делах А33-13723/2010, А33-13726/2010, А33-8219/2010, А33-13725/2010, А33-13724/2010, А33-10855/2010 (определением ВАС РФ отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора), А33-13727/2010, А33-13728/2010.

 

15. Завышение предельного тарифа при оказании услуг по перевозке пассажиров воздушным транспортом свидетельствует о наличии виновного нарушения установленного порядка ценообразования.

Дело № А33-16724/2009.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения антимонопольного органа, которым оно признано нарушившим требования части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в форме нарушения установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования при осуществлении деятельности по перевозке пассажиров воздушным транспортом (общество осуществляло воздушные перевозки по завышенному тарифу),  и предписания.

В обоснование заявленных требований общество указало, что сам факт завышения тарифа не может свидетельствовать о злоупотреблении им доминирующим положением; оно, как перевозчик, обладает безусловным правом на установление тарифа. Кроме того, общество полагало, что приказ Департамента экономического планирования и промышленной политики администрации Красноярского края «Об установлении предельного тарифа на услуги по перевозке пассажиров и багажа воздушным транспортом, осуществляемые организациями воздушного транспорта на местных авиалиниях по рейсам Красноярск - Норильск, Норильск - Красноярск" на него не распространяется, поскольку оно не использует в своей деятельности местные воздушные линии.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены.

Суды исходили из того, что антимонопольным органом не доказано осуществление обществом перевозок на местных авиалиниях, при этом суды указали на отсутствие нормативного определения местных авиалиний, а также на неправомерность иного толкования понятия "местные воздушные линии" чем это предусмотрено Федеральными правилами использования воздушного пространства Российской Федерации, установленными постановлением Правительства Российской Федерации от 22.09.1999 № 1084.

Суд кассационной инстанции судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 10 части 1 статьи 10 Закона о конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе, нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования.

Таким образом, в предмет доказывания по делу входили следующие обстоятельства: установление факта доминирования хозяйствующего субъекта на соответствующем товарном рынке, а также злоупотребление этим положением в такой форме как нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 784 Гражданского кодекса Российской Федерации перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки.

Согласно пункту 1 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления.

В целях повышения эффективности рыночной экономики Президентом Российской Федерации издан Указ от 28.02.1995 № 221 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)», в соответствии с которым Правительство Российской Федерации обязано определить с учетом норм, установленных законодательными актами Российской Федерации, и утвердить перечни продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг, цены (тарифы) на которые на внутреннем рынке Российской Федерации подлежат государственному регулированию Правительством Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 28.02.1995
№ 221 постановлением Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 № 239 (ред. 23.04.2008) «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» утвержден, в том числе, перечень услуг транспортных, снабженческо-сбытовых и торговых организаций, по которым органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предоставляется право вводить государственное регулирование тарифов и надбавок. В Перечень включены перевозки пассажиров и багажа на местных авиалиниях и речным транспортом в местном сообщении и на переправах, перевозки грузов, пассажиров и багажа морским, речным и воздушным транспортом в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Постановлением от 24.09.2001 № 670-п «О государственном регулировании цен (тарифов) в крае» администрация Красноярского края утвердила перечень регулируемых цен и тарифов на продукцию, товары и услуги в крае, включив в него перевозки пассажиров и багажа на местных авиалиниях и речным транспортом в местном сообщении и на переправах.

Приказом департамента экономического планирования и промышленной политики администрации Красноярского края от 14.07.2008 № 194 п (в редакции от 29.07.2008) «Об установлении предельного тарифа на услуги по перевозке пассажиров и багажа воздушным транспортом, осуществляемые организациями воздушного транспорта на местных авиалиниях по рейсам Красноярск - Норильск, Норильск – Красноярск» установлен предельный тариф на услуги по перевозке пассажиров воздушным транспортом, осуществляемые организациями воздушного транспорта на местных авиалиниях по рейсам Красноярск - Норильск, Норильск - Красноярск в размере 8000 рублей с учетом НДС, а с 23 августа 2008 года - 8500 рублей с учетом НДС.

Таким образом, установив предельный тариф на услуги по перевозке пассажиров и багажа воздушным транспортом на местных авиалиниях по рейсам Красноярск - Норильск, Норильск - Красноярск, органы исполнительной власти Красноярского края реализовали полномочия в сфере государственного регулирования цен (тарифов).

Согласно абзацу 4 пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 28.02.1995 № 221 регулируемые государством цены (тарифы) применяются на внутреннем рынке Российской Федерации всеми предприятиями и организациями независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, если иное не установлено актами законодательства Российской Федерации.

Учитывая изложенное, завышение обществом предельного тарифа, установленного приказом департамента от 14.07.2008 № 194 п (в редакции от 29.07.2008) «Об установлении предельного тарифа на услуги по перевозке пассажиров и багажа воздушным транспортом, осуществляемые организациями воздушного транспорта на местных авиалиниях по рейсам Красноярск - Норильск, Норильск – Красноярск», при оказании услуг по перевозке пассажиров по указанным рейсам является неправомерным.

Суд кассационной инстанции признал необоснованными выводы судов двух инстанций о недоказанности антимонопольным органом того обстоятельства, что общество осуществляет полеты по местным авиалиниям, поскольку он постановлен на нормах Воздушного кодекса Российской Федерации, не подлежавших применению к возникшим правоотношениям, так как данный нормативный правовой акт устанавливает правовые основы использования воздушного пространства Российской Федерации и деятельности в области авиации. Настоящий спор возник в связи с нарушением перевозчиком установленного нормативным правовым актом порядка ценообразования при оказании услуг по перевозке пассажиров и багажа воздушным транспортом.

Отсутствие легального определения понятия местные авиалинии, на что ссылаются суды, не имеет правового значения для данного дела, так как орган исполнительной власти в принятом им нормативном правовом акте реализовал полномочия по установлению подлежащих государственному регулирования тарифов, приказ от 14.07.2008 № 194 п не признан в судебном порядке недействующим.

При новом рассмотрении дела судом первой инстанции в удовлетворении заявленных требований оказано, суды апелляционной и кассационной инстанции оставили решение без изменения (определением ВАС РФ отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

 

III. ДИСКУССИОННЫЙ ВОПРОС

 

В целях подготовки к заседанию Научно-консультативного совета при ФАС Восточно-Сибирского округа по теме: «Отдельные проблемы разрешения споров по делам с участием антимонопольных органов» в суд кассационной инстанции был направлен следующий дискуссионный вопрос (письмо от 15.02.2012 № ОП-9/04).

Подпадают ли под антимонопольное регулирование отношения между управляющей организацией и собственниками помещений (жильцами) многоквартирного жилого дома?

В судебной практике сложились два подхода к решению указанного вопроса. Согласно первому из них антимонопольное законодательство не распространяется на отношения между управляющими организациями и собственниками помещений (жильцами) многоквартирного жилого дома. Нормативной основой для данного вывода является системное толкование пункта 1 статьи 3; пунктов 4, 7 статьи 4; пункта 1 статьи 5 Закон о защите конкуренции и статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которому между жильцами и управляющей организацией отсутствует какое-либо соперничество в значении, придаваемом данному понятию антимонопольным законодательством, а возможность выбора способа управления многоквартирным домом (непосредственно собственниками жилых помещений, товариществом собственников жилья либо управляющей организацией) обусловлена свободным волеизъявлением жильцов и ничем не ограничена.

Следуя данному подходу, управляющая организация не может быть признана единственной организацией, способной предоставить коммунальные услуги жителям многоквартирного дома и, как следствие, занимающей доминирующее положение на товарном рынке, поскольку факт заключения, изменения либо расторжения договора управления многоквартирным домом не может служить основанием для безусловного признания положения управляющей организации, с которой такой договор заключен, доминантным. Данный подход нашел отражение в судебной практике (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.04.2010 по делу № А53-22728/2009).

Согласно второму подходу отношения между управляющей организацией и собственниками помещений (жильцами) многоквартирного жилого дома подпадают под действие антимонопольного законодательства. Так, в соответствии с частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Согласно правовой позиции Пленума ВАС РФ, сформулированной в пункте 4 постановления от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» (далее - постановление от 30.06.2008 № 30), арбитражным судам следует обратить внимание, что исходя из системного толкования положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 3 и 10 Закона о защите конкуренции для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц.

При этом, оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.

Согласно пункту 13 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30 условия признания лица занимающим доминирующее положение на рынке определенного товара (ограниченного в силу пункта 4 статьи 4 Закона о защите конкуренции, в том числе территориальными пределами) определяются статьей 5 Закона о защите конкуренции.

Установление доминирующего положения хозяйствующего субъекта производится с учетом его доли на рынке определенного товара. При этом доля признается, если не доказано иное, равной указанной в реестре хозяйствующих субъектов. При рассмотрении споров о нарушениях, совершенных лицом, не включенным в реестр хозяйствующих субъектов, не может быть отказано в признании его занимающим доминирующее положение на рынке лишь в связи с тем, что такое лицо в данный реестр не включено. Доля лица на рынке определенного товара, а на ее основе и факт занятия им доминирующего положения, могут быть установлены также на основании иных документов.

Сфера деятельности по предоставлению услуг по управлению многоквартирным домом является неконкурентной, поскольку  многоквартирный дом может управляться только одной управляющей организацией (пункт 9 статьи 161 ЖК РФ), а доступ на указанный локальный рынок новых хозяйствующих субъектов возможен лишь при выборе нового способа управления многоквартирным жилым домом. Данный подход высказан, например, в постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.04.2011 по делу № А33-12670/2010, ФАС Западно-Сибирского округа от 18.01.2012 по делу № А27-3868/2011.

 

IV. ВЫВОДЫ ПО ИТОГАМ ОБОБЩЕНИЯ

 

По итогам проведенного обобщения судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением антимонопольного законодательства, авторы считают необходимым:

1. Обсудить настоящее обобщение на заседании Президиума Арбитражного суда Красноярского края.

2. Довести его содержание до сведения судей и работников аппарата 6 судебного состава Арбитражного суда Красноярского края.

3. Обсудить настоящее обобщение с представителями УФАС России по Красноярскому краю на совещании 15.03.2012.

 

 

 

 


 

Приложение № 1

ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Конституционного Суда Российской Федерации, связанные с применением антимонопольного законодательства
[1]

 

2.1 Перечень постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и информационных писем Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, связанных с применением антимонопольного законодательства

 

1. Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 11 (в ред. от 10.11.2011) «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»;

2. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30 (в ред. от 14.10.2010) «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства»;

3. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.12.1998 № 37 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе»;

4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.03.1998 № 32 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства»;

5. Письмо ВАС РФ от 07.09.1995 № С5-7/ОЗ-538 «О Федеральном законе «О естественных монополиях»;

6. Письмо ВАС РФ от 22.03.1994 № С1-7/ОП-169 «О практике рассмотрения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства».

 

 

2.2. Практика Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, связанная с применением антимонопольного законодательства

 

 

Наименование документа

Основные правовые позиции

Постановление Президиума ВАС РФ от 13.12.2011
№ 11132/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 29.02.2012

 

При привлечении к административной ответственности за злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке штраф исчисляется исходя из выручки правонарушителя за год, предшествующий году издания антимонопольным органом приказа о возбуждении дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства.

 

О выявлении нарушения свидетельствует совокупность обстоятельств в виде получения антимонопольным органом обращения, проведения проведение проверки по этому обращению, издание приказа о возбуждении дела и создании комиссии по его рассмотрению. Поскольку все эти обстоятельства имели место в 2009 г., следовательно, правонарушение считается выявленным в 2009 г., следовательно, штраф подлежит исчислению, исходя из выручки в общества за 2008 год.

 

Дата вынесения антимонопольным органом решения (2010 г.) не может рассматриваться как момент выявления совершенного правонарушения.

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.11.2011
№ 8799/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 20.01.2012

Согласование передачи в аренду электросетевого оборудования, смонтированного в зданиях трансформаторных подстанций, без решения вопроса об основаниях и возмездности пользования этими зданиями либо о перемещении оборудования является нарушением законодательства о конкуренции.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 08.11.2011
№ 5686/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 20.01.2012

Ответственность за обслуживание инженерных сетей, устранение аварий и содержание водопроводных сетей за пределами домовладения возложена на исполнителя услуг, а не на ресурсоснабжающую организацию.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 22.11.2011
№ 9113/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 10.01.2012

При взаимодействии территориальных сетевых организаций определение потребителя услуг является решающим фактором в целях установления обязанной стороны при понуждении к заключению договора на оказание услуг по передаче электрической энергии.

 

Согласно статье 173 АПК РФ по спору о понуждении заключить договор в резолютивной части решения приводится вывод арбитражного суда об условиях, на которых стороны обязаны заключить договор.

Постановление Президиума ВАС РФ от 08.11.2011
№ 4267/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 08.02.2012

Алюминиевая банка как вид упаковки для безалкогольных и слабоалкогольных напитков не является взаимозаменяемой относительно стеклянных и полиэтилентерефталатовых бутылок.

 

Определение взаимозаменяемых товаров основывается на фактической замене товаров покупателем или готовности покупателя заменить одни товары другими в процессе потребления (в том числе производственного), учитывая их функциональное назначение, применение, качественные и технические характеристики, цену и другие параметры.

 

Основными потребителями алюминиевой банки являются не покупатели пива, негазированных и газированных напитков, слабоалкогольных и безалкогольных напитков, а производители указанных напитков, для них же длительность и значительная стоимость замены производственных линий по розливу определяет невозможность считать алюминиевые банки взаимозаменяемыми с иной тарой.

Кроме того, существенные различия в потребительских свойствах алюминиевой банки и иных видов упаковки (различия в сроке хранения напитка в разных упаковках, непрозрачность алюминиевой банки в отличие от других видов тары, иные качественные и технические характеристики) также не позволяют считать названные товары взаимозаменяемыми.

Постановление Президиума ВАС РФ от 22.11.2011
№ 9113/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 10.01.2012

В случае заключения собственниками жилых домов договора с ресурсоснабжающей организацией при отсутствии договора с исполнителем данная организация несет ответственность лишь за режим и качество подачи воды на границе сети.

Постановление Президиума ВАС РФ от 20.09.2011
№ 9113/11

 

 

Поскольку в договоре коммерческой концессии не содержалось ограничений правообладателя в использовании товарного знака, то он имел право его использовать одновременно с пользователем товарного знака. Такие действия правообладателя не могут быть квалифицированы как недобросовестная конкуренция.

 

Вывод судов о том, что конкуренция затруднена ввиду тождественности (схожести) товарных знаков, является необоснованным,  поскольку правообладатель и так обладает преимуществами в силу своего статуса.

 

Получение паушального платежа и роялти не свидетельствует о недобросовестной конкуренции, т.к. данные платежи установлены возмездным договором, а их размер определен с учетом всех включенных в договор ограничений.

Постановления Президиума ВАС РФ от 06.09.2011
№ 9113/11,
№ 2396/11

 

Опубликованы на сайте ВАС РФ 10.11.2011

Оператор, занимающий существенное положение в сети связи общего пользования, в целях обеспечения недискриминационного доступа на рынок услуг связи в сходных обстоятельствах обязан устанавливать равные условия присоединения сетей электросвязи и пропуска трафика для операторов связи, оказывающих аналогичные услуги, а также предоставлять информацию и оказывать этим операторам связи услуги присоединения и услуги по пропуску трафика на тех же условиях и того же качества, что и для своих структурных подразделений и (или) аффилированных лиц.

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.07.2011
№ 3255/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 24.08.2011

В силу части 1 статьи 8 Закона № 310-ФЗ продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались олимпийская символика и (или) паралимпийская символика, а также введение в заблуждение, в том числе создание ложного представления о причастности производителя товара, рекламодателя к Олимпийским и (или) Паралимпийским играм, в том числе в качестве спонсора, признаются недобросовестной конкуренцией.

 

Указанная норма является специальной по отношению к пункту 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции. С учетом этого такие действия признаются недобросовестной конкуренцией и в том случае, если они не приводят и не могут привести к последствиям, упомянутым в пункте 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции.

 

При этом в зависимости от того, выражаются ли соответствующие действия во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг или нет, они подлежат квалификации по части 1 или части 2 статьи 14.33 КоАП РФ.

 

Использование олимпийской символики (логотипа, внешне напоминающего товарный знак, принадлежащий Олимпийскому комитету России, в виде пяти переплетающихся колец и стилизованных языков пламени белого, синего и красного цветов) в нарушение требований закона образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ.

Постановление Президиума ВАС РФ от 05.07.2011
№ 2174/11

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 24.08.2011

При рассмотрении вопроса об изменении неисполненного наказания в соответствии с новым законом, смягчающим ответственность, подлежат применению все установленные новой редакцией КоАП РФ правила.

Постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2011
№ 16008/10

Опубликовано на сайте ВАС РФ 16.06.2011

Включение в направленный и подписанный сетевой организацией проект договора технологического присоединения условий об обязанностях заявителя по выполнению мероприятий по технологическому присоединению за пределами границы его участка является действием по навязыванию невыгодных условий договора.

Постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.2011
№ 14686/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 31.05.2011

Заключение федеральным органом исполнительной власти договоров аренды объектов недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности, без проведения конкурса свидетельствует о нарушении положения ч. 1 ст. 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции).

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.2010
№ 14686/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 31.05.2011

Установление обществом тарифа на железнодорожную перевозку с включением в него платы за постельное белье связано с необходимостью соблюдения законодательства о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения и о защите прав потребителей.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2010
№ 11318/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 01.04.2011

Отказ гарантирующего поставщика обществу заключить договор купли-продажи электрической энергии на следующий год правомерен, поскольку заявление общества об отказе от действующего договора энергоснабжения направлено гарантирующему поставщику по истечении установленного договором срока для подачи такого заявления и не повлекло его расторжения.

Постановление Президиума ВАС РФ от 15.02.2010
№ 12221/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 24.03.2011

Запрет устанавливать необоснованное различие цен на один и тот же товар распространяется на всех хозяйствующих субъектов при заключении сделок как внутри вертикально-интегрированной группы, так и вне ее.

Постановление Президиума ВАС РФ от 28.12.2010
№ 9143/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 18.02.2011

Применительно к срочным договорам, срок действия которых на момент вступления в силу Закона о защите конкуренции истек, положения статьи 621 ГК РФ не могут быть истолкованы как создающие возможность обхода правил об обязательности торгов в установленных законом случаях. Иное выводило бы определенный круг хозяйствующих субъектов из сферы действия антимонопольного законодательства, создавая неравные условия хозяйствования, что не отвечало бы целям Закона о защите конкуренции.

 

Положения статьи 17.1 Закона о защите конкуренции основанием для прекращения действия самого договора и, как следствие, возвращения имущества в муниципальную казну не являются, поскольку были введены в действие после возникновения договорных правоотношений и обратной силы не имеют.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 21.12.2010
№ 9966/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 15.02.2011

Наличие нарушения в виде заключения антиконкурентного соглашения установлено и не ставится в зависимость ни от фактического выполнения самого соглашения, ни от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 16.11.2010
№ 9532/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 07.12.2010

Комиссия антимонопольного органа по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства в целях реализации возложенных на нее полномочий вправе запрашивать у хозяйствующих субъектов необходимую информацию как до начала рассмотрения, так и во время рассмотрения ею соответствующего дела.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 02.11.2010
№ 8124/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 18.12.2010

Обязанность коммерческих организаций и ряда других лиц представлять в антимонопольный орган (его должностным лицам) по его мотивированному требованию в установленный срок необходимые антимонопольному органу в соответствии с возложенными на него полномочиями документы, объяснения, информацию предусмотрена частью 1 статьи 25 Закона о защите конкуренции.

 

Таким образом, ответственность, предусмотренная частью 5 статьи 19.8 КоАП РФ за непредставление в антимонопольный орган сведений (информации) по требованию указанного органа, наступает при несоблюдении обязанности, установленной антимонопольным законодательством, в связи с чем к такому правонарушению подлежит применению годичный срок давности привлечения к административной ответственности.

Постановление Президиума ВАС РФ от 15.06.2010
№ 325/10

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 04.07.2010

Включение в договор поставки газа дополнительных по отношению к определенным п. п. 15, 17 Правил, утв. постановлением Правительства РФ от 05.02.1998 № 162 коэффициентов, названных в договоре штрафом за потребление газа сверх договорного объема, является нарушением ценообразования, злоупотреблением доминирующим положением путем навязывания невыгодных для контрагента условий договора.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010
№ 16678/09

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 28.06.2010

Запрет создавать дискриминационные условия и устанавливать экономически и технологически необоснованное различие цен на один и тот же товар распространяется на всех хозяйствующих субъектов при заключении сделок.

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 02.02.2010
№ 11923/09

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 05.03.2010

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010
№ 11390/09

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 18.02.2010

Закон о защите конкуренции не ограничивает полномочие антимонопольного органа по проверке актов и действий государственных органов на соответствие их антимонопольному законодательству и вынесению по результатам проверки решения и предписания

 

Согласно статье 23 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган вправе проводить проверку соблюдения антимонопольного законодательства федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления; выдавать федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, их должностным лицам обязательные для исполнения предписания об отмене или изменении актов, нарушающих антимонопольное законодательство, и о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции; обращаться в арбитражный суд с заявлениями о признании недействующими либо недействительными полностью или частично противоречащих антимонопольному законодательству, в том числе создающих необоснованные препятствия для осуществления предпринимательской деятельности, нормативных правовых актов или ненормативных актов федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления.

 

Термин «акт» используется в данной статье Закона о защите конкуренции в качестве общего понятия, включающего как нормативные правовые акты, так и ненормативные акты органов федеральной исполнительной власти и их должностных лиц.

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.12.2009
№ 1773/09

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 29.12.2009

Для применения запретов, действующих в отношении доминирующих субъектов, необходимо доказать тождественность понятий доминирования для оптового рынка и рынка того же товара в субъекте РФ; в данном случае нет взаимосвязи между отказом общества в согласовании перечня средств измерений и невозможностью третьего лица получить доступ на рынок, кроме того, имеется решение конфликтной комиссии о правомерности этого несогласования.

Постановление Президиума ВАС РФ от 06.10.2009
№ 7210/09

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 18.11.2009

Правоотношения в области электроэнергетики входят в сферу антимонопольного регулирования и контроля, что специально предусмотрено пунктом 1 статьи 25 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике».

 

В соответствии с пунктом 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

 

Таким образом, у общества не было оснований со ссылкой на указанную норму считать оплату предпринимателем фактически потребленной за прошлый период электрической энергии акцептом договора с условием о предварительной оплате. Этот способ перезаключения договора не согласуется с пунктами 62, 63 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 № 530

Постановление Президиума ВАС РФ от 08.09.2009
№ 6057/09

 

Опубликовано на сайте ВАС РФ 16.11.2009

Услуга по осуществлению сетевой организацией мероприятий по технологическому присоединению к ее электрическим сетям в отрыве от услуги по передаче электрической энергии, оказываемой этой сетевой организацией, самостоятельного значения не имеет.

 

При этом данная услуга может быть оказана только сетевой организацией, к электрическим сетям которой потребитель намерен подключить принадлежащие ему энергопринимающие устройства.

 

Передача электрической энергии неразрывно связана с технологическим присоединением к электрическим сетям, мероприятия по технологическому присоединению к электрической сети осуществляются непосредственно с целью последующей передачи электрической энергии для потребителя (технологическое присоединение является обязательной составной частью единого технологического процесса по оказанию услуг по передаче электрической энергии). Возможность заключения договора на передачу электроэнергии обусловлена необходимостью заключения обязательного для сетевой организации договора на технологическое присоединение.

 

Следовательно, технологическое присоединение не образует отдельного вида экономической деятельности, является нераздельной частью рынка передачи электрической энергии, в связи с чем не составляет самостоятельного товарного рынка.

 

Таким образом, довод судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что существует самостоятельный товарный рынок услуг по осуществлению технологического присоединения к электрическим сетям, нельзя признать обоснованным.

Постановление Президиума ВАС РФ от 21.04.2009
№ 15956/08

 

 

Согласованными могут быть признаны действия хозяйствующих субъектов, совершенные ими на конкретном товарном рынке, подпадающие под критерии и способные привести к результатам, определенным Законом о защите конкуренции.

 

Нормы Закона о защите конкуренции не могут быть истолкованы как исключающие возможность антимонопольного органа доказать наличие согласованных действий через их объективированный результат: посредством определения соответствующего товарного рынка в его продуктовых, географических и уровневых границах, проведения анализа его состояния и обоснования однотипности поведения на нем хозяйствующих субъектов, чьи действия подпадают под критерии статьи 8 и влекут последствия, указанные в статье 11 Закона о защите конкуренции.

 

При этом известность каждому из субъектов о согласованных действиях друг друга заранее может быть установлена не только при представлении доказательств получения ими конкретной информации, но и исходя из общего положения дел на товарном рынке, которое предопределяет предсказуемость такого поведения как групповой модели, позволяющей за счет ее использования извлекать неконкурентные преимущества. Аналогично факт навязывания может быть констатирован и в том случае, когда результат согласованных действий в условиях конкретного рынка исключает возможность договориться с его участниками об иных условиях предложения или спроса.

 

Для целей признания действий хозяйствующих субъектов согласованными не имеет значения синхронность их начала, достаточно факта осуществления таких действий на момент их выявления антимонопольным органом.

 

Без сопоставления конкретных условий договоров различных торговых сетей с разными поставщиками невозможно определить, имеются ли в них схожие по содержанию и направленности ценовые и неценовые условия, общий результат которых, даже при несовпадении формулировок, приводит к лишению поставщиков прав, обычно предоставляемых по договорам данного вида, и доли рентабельности, необходимой для поддержания и развития производства.

Постановление Президиума ВАС РФ от 14.04.2009
№ 15747/08

Включение в договор условия о применении штрафных коэффициентов за потребление сверхдоговорного объема газа является нарушением антимонопольного законодательства в виде навязывания невыгодных для контрагента условий договора.

Постановление Президиума ВАС РФ от 17.02.2009
№ 14338/08

 

Приказ о возбуждении дела по признакам нарушения Закона о защите конкуренции и определение о назначении дела к рассмотрению не устанавливают факта нарушения обществом антимонопольного законодательства и не предопределяют субъекта ответственности, а оформляют в предусмотренном законом порядке начало проведения процессуальных действий по установлению и выявлению всех обстоятельств по возбужденному делу. Упомянутые акты антимонопольного органа не могут быть предметом самостоятельного судебного обжалования, поскольку они являются процессуальными документами, принятыми в рамках производства по делу, возбужденному по признакам нарушения хозяйствующим субъектом антимонопольного законодательства, что не исключает возможности для заявителя впоследствии их оспаривать при обжаловании принятых по результатам рассмотрения этого дела решения и предписания антимонопольного органа.

Постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2008
№ 2215/08

 

Гарантирующий поставщик обязан заключить договор купли-продажи электрической энергии с любым обратившимся к нему лицом в отношении точек поставки лиц, чьи энергопринимающие устройства находятся в границах зоны его деятельности. К обстоятельствам, при наличии которых гарантирующий поставщик вправе отказаться от заключения договора купли-продажи электрической энергии с заявителем, относятся: отсутствие технологического присоединения в установленном порядке соответствующих энергопринимающих устройств к электрическим сетям и нахождение точек поставки на розничном рынке, в отношении которых заявитель намеревается заключить договор, вне зоны деятельности гарантирующего поставщика.

Постановление Президиума ВАС РФ от 23.09.2008
№ 5848/08

В ходе проверки рекламы, размещаемой на транспорте, антимонопольный орган установил, что общество осуществляет внутри салонов автобусов распространение рекламы со звуковым сопровождением, а также распространение рекламы медицинских услуг без предупреждения о наличии противопоказаний к применению и использованию рекламируемых медицинских услуг и необходимости ознакомления с инструкцией по применению и получения консультации специалистов. Согласно преамбуле Закона об обязательном страховании гражданской ответственности его целью является защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств иными лицами.

 

Целями Закона о рекламе являются развитие рынков товаров, работ и услуг на основе соблюдения принципов добросовестной конкуренции, обеспечение в Российской Федерации единства экономического пространства, реализация права потребителей на получение добросовестной и достоверной рекламы, предупреждение нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе, а также пресечение фактов ненадлежащей рекламы (статья 1 Закона).

 

Таким образом, нормы Закона о рекламе и Закона об обязательном страховании гражданской ответственности регулируют различные по своему содержанию и не являющиеся сходными правоотношения, что исключает применение аналогии закона.

 

Следовательно, суд был не вправе руководствоваться понятием «использование транспортного средства», содержащимся в Законе об обязательном страховании гражданской ответственности, при рассмотрении дела о нарушении Закона о рекламе.

 

2.3. Практика Конституционного Суда  Российской Федерации, связанная с применением антимонопольного законодательства

 

Наименование документа

Основные правовые позиции

Примечание

Постановление Конституционного Суда РФ от 24.06.2009 № 11-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 4 статьи 12, статей 22.1 и 23.1 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и статей 23, 37 и 51 Федерального закона «О защите конкуренции» в связи с жалобами ОАО «Газэнергосеть» и ОАО «Нижнекамскнефтехим»

Положения пунктов 2 и 4 статьи 12, статей 22.1 и 23.1 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и статей 23, 37 и 51 Федерального закона «О защите конкуренции» не противоречат Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу эти законоположения не предполагают выдачу предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного хозяйствующим субъектом вследствие нарушения антимонопольного законодательства, без установления его вины и без указания суммы, которую обязан перечислить в бюджет каждый из хозяйствующих субъектов, участвовавших в таком правонарушении в составе группы лиц, при том что эти законоположения могут применяться, пока иное не установлено законом, только в течение общего срока исковой давности.

 

Разъяснено в постановлении Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 11009/07

 

 

 



[1] Данный дайджест подготовлен авторами обобщения исключительно в информационных целях и не является правовой позицией КС РФ и ВАС РФ. Для установления содержания такой позиции необходимо обращаться непосредственно к тексту постановлений КС РФ и Президиума ВАС РФ.

 

Сервис временно не доступен