Виртуальный тур

Расписание:

работы суда
Понедельник - Четверг 08:30-17:30
Пятница 08:30-16:15
Обеденный перерыв 12:30-13:15
приема корреспонденции
Понедельник - Четверг 09:00-15:00
Пятница, предпраздничные дни 09:00-14:00
Обеденный перерыв 12:30-13:15
ознакомления с материалами дела
Понедельник - Четверг 09:00-17:00
Пятница, предпраздничные дни 09:00-16:00
Перерыв 12:00-14:00

Разделы сайта

Важно, чтобы суд работал как единая команда (интервью с заместителем председателя Арбитражного суда Красноярского края Л. А. Касьяновой, подготовленное 15 июля 2008 года)

Лариса Анатольевна Касьянова: «Для того, чтобы обеспечить эффективность правосудия важно, чтобы суд работал, как единая команда, объединенная одной общей целью».

Главная задача арбитражных судов России – качественное отправление правосудия, разрешение споров между субъектами предпринимательской деятельности. В условиях активного развития экономики, увеличения числа субъектов, осуществляющих предпринимательскую и иную деятельность в экономическом секторе, количество споров в этой сфере деятельности возрастает год от года. О том, как судьям Арбитражного суда Красноярского края удается справляться с возрастающей нагрузкой в условиях мобильности законодательства и судебной практики, что сделать для того, чтобы повысить эффективность отправления правосудия, а также о планах суда на будущее и многом другом мы беседовали с заместителем председателя Арбитражного суда Красноярского края Ларисой Анатольевной Касьяновой. 
Лариса Анатольевна приступила к своим обязанностям в новой должности совсем недавно, тем интереснее было разговаривать с ней, как с человеком, имеющим новый, «свежий взгляд» на цели, задачи и проблемы арбитражной системы в целом и Арбитражного суда Красноярского края в частности.

-Лариса Анатольевна, как случилось, что Вы стали работать в суде и именно в арбитражном суде? Ведь ни для кого не секрет, что споры в сфере экономики являются одними из наиболее сложных.

-В своей жизни я никогда не искала легких путей и так получалось, что чем труднее тебе дается цель или задача, к которой ты идёшь, тем наиболее правильным, эффективным и результативным получается в итоге то, чего ты хотел достичь. 
Я пришла работать в суд пять лет назад совершенно осознанно, и мой выбор был обусловлен желанием работать именно в системе арбитражных судов. До этого мне довелось поработать юрисконсультом, исполнительным директором в некоммерческой организации Фонд «Центр стратегического проектирования», руководителем юридической службы аудиторской компании «Краевое агентство финансового анализа и консультаций», помощником члена Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Новикова В.А. по работе в Красноярском крае. Работа была разноплановой, и нередко возникали ситуации, когда с утра было необходимо решать проблемы лицензирования и недропользования, в обед – делить имущество разводящихся супругов и консультировать пенсионеров, после идти на заседание в суд общей юрисдикции либо в арбитражный суд, а вечером – вносить изменения в устав какого-либо юридического лица, приводя его в соответствие с действующим законодательством, или продумывать концепцию закона Красноярского края по тому или иному вопросу. Представлять интересы клиентов Фонда в арбитражном суде мне было особенно интересно, поскольку гражданское право было той сферой законодательства, в которой я специализировалась в университете и после окончания учебы, а состязательность процесса, сложность спора позволяли реализовать свои знания на практике, получая истинное удовольствие от процесса и от общения с судьями. В какой-то момент я поняла, что участие в решении конфликта рассматриваемого арбитражным судом, это то, что мне по-настоящему нравится.
Безусловно, специализация арбитражного суда по сравнению с судами общей юрисдикции несколько уже, однако, именно здесь, при рассмотрении экономических споров, применяются одновременно нормы гражданского, финансового, налогового и административного права. К тому же уровень юридической грамотности участников судебных процессов – представителей юридических лиц и индивидуальных предпринимателей отличается от уровня юридических знаний физических лиц участников процесса в судах общей юрисдикции. С профессиональной точки зрения работа в арбитражной системе привлекала еще и меньшей эмоциональной напряжённостью, поскольку основными участниками процесса здесь всё-таки являются юридические лица. Решать судьбы людей в рамках уголовных дел никогда не хотелось, скажу честно… Хотя некоторый схожий элемент непосредственного влияния на судьбу конкретного человека присутствует и в спорах с участием индивидуальных предпринимателей, в корпоративных спорах, но все-таки здесь не решается дилемма «казнить или помиловать». Не хочу сказать, что в арбитражном суде участники процесса становятся абстрактными фигурами…, нет, скорее здесь подход к решению экономического спора основывается на понимании того, что каждый участник процесса, в своё время выбрав путь осуществления предпринимательской деятельности, осознанно шёл на то, что к его деятельности будут подходить как к осуществляемой «на свой страх и риск».
Честно говоря, придя работать в арбитражный суд, не ожидала такого объема работы, не представляла тех внутренних проблем, которые существуют в суде, поэтому первые полгода работы были очень тяжелыми, это были дни адаптации и привыкания. Ни минуты не проработав в суде, я приступила к своим обязанностям сразу в должности судьи, причем судьи налогового состава, с первого дня рассматривающего налоговые дела, в то время как до этого я специализировалась на гражданских спорах. Разбираться в совершенно незнакомой мне отрасли было тяжело. Всегда считала, что налоги я никогда не пойму, потому что налоговое законодательство относится к сложному законодательству, со спецификой юридической техники, понять которую можно только если обладать знаниями в бухгалтерском учёте. Вместе с тем я оценила и те возможности для юриста, которые в нём заложены – это законодательство неординарное, заставляющее применить все твои знания, как в области математики, логики, бухгалтерского учёта, так и цивилистики.
Сегодня я могу с уверенностью сказать, что ни на минуту не разочаровалась в своем выборе.

-Какие перемены произошли в Вашей жизни после назначения на должность заместителя председателя Арбитражного суда Красноярского края?

-Во-первых, изменились мои должностные обязанности, и стало гораздо больше работы касающейся решения вопросов руководства гражданско-правовой коллегией Арбитражного суда Красноярского края, формирования судебной статистики, осуществления делопроизводства, компьютерного распределения дел, медицинского обслуживания, вопросов переподготовки и повышения квалификации. Помимо выполнения функций руководителя гражданско-правовой коллегии я рассматриваю дела, и считаю, что отправление правосудия – необходимый элемент замещения данной должности.
Безусловно, прошедшее назначение для меня, в первую очередь, это ответственность за большой коллектив, за работу, которую мы выполняем. Это иной уровень взгляда на работу суда, цель которой не только вынести законное и обоснованное решение, но выявить проблемы, затрудняющие работу коллегии, попытаться эти проблемы в кратчайшие сроки решить. Если же говорить о переменах в целом, то пока я ощущаю сумасшедший груз ответственности за ту огромную работу, которую предстоит проделать.

-Арбитражный суд Красноярского края – это суд первой инстанции. Как Вы оцениваете роль и значение суда первой инстанции в арбитражной системе?

-Арбитражный суд субъекта Российской Федерации – это первая ступенька, которую приходится проходить сторонам, чтобы решить свой спор, и вместе с тем это основное звено арбитражной судебной системы, суд, где собираются и оцениваются доказательства сторон.
Мне видится, что данный подход должен быть жёстко закреплён в нормах действующего арбитражного законодательства через установление ограничения возможности представления лицами, участвующими в деле, дополнительных доказательств в суды иных инстанций. Исключения из данного правила должны быть чётко оговорены в законодательстве и основаны на объективных фактах или действиях суда, например, когда по вине суда первой инстанции документы в деле не оказались.
Сейчас стороны недооценивают значение суда первой инстанции, не представляют необходимые для разрешения спора доказательства, иногда открыто заявляя о намерении их представить в суд апелляционной инстанции и таким образом окончательно решить свой спор. К сожалению, это им удаётся, как в связи с недоработками наших судей, так и в связи с расплывчатостью формулировки «уважительность причин непредставления доказательств суду первой инстанции», содержащейся в части 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, позволяющей суду апелляционной инстанции принять дополнительные доказательства, которые не были предметом исследования суда первой инстанции.
Думается, что взгляд на суд первой инстанции, не только как на суд факта, где собираются все доказательства и формируется дело, но и на как возможно последнюю инстанцию, где сторона может в обоснование своей позиции представить доказательства повысит уровень ответственности участников процесса и позволит снизить процент дел, рассматриваемых с нарушением срока, предусмотренного Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, так как будет стимулировать стороны представлять все доказательства именно здесь.
Кроме того, именно в суде первой инстанции формируется правовой взгляд на ту или иную теоретическую проблему, который способен изменить сложившуюся практику рассмотрения дел не только по округу, но и в целом по России. Так, буквально три года назад судьями налогового состава Арбитражного суда Красноярского края впервые по иному был решён вопрос о возможности взыскания налоговой пени. Несмотря на практику взыскания налоговой пени за много лет существования юридического лица, когда ни налоговый орган, ни сам налогоплательщик не могут разобраться за что и когда им начислена пеня, был высказан подход, согласно которому порядок взыскания пени идентичен порядку взыскания налога, поэтому истечение срока на принудительное взыскание налога должно влечь за собой и истечение срока на принудительное взыскание пени, начисление пени в отрыве от основного обязательства необоснованно. Данный подход был новым, поскольку на тот момент практика Федерального Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа была прямо противоположной. Однако, позиция суда первой инстанции нашла поддержку в суде апелляционной и кассационной инстанций и сегодня в Восточно-Сибирском округе укрепился совершенно иной подход: пеня за пределами срока взыскания налога не начисляется и, по-моему, такой подход более справедлив и законен по отношению к налогоплательщику.
Возможность примирить стороны и не пустить спор дальше по инстанциям имеется опять же только у суда первой инстанции. Я считаю, что одна из главных задач суда заключается в том, чтобы привести стороны к соглашению, попытаться урегулировать спор, избежав конфронтации и конфликта. Суд может помочь сторонам не только верно сформулировать предмет исковых требований, построить спор в правильном направлении, но и попытаться примирить участников процесса. В своей практике я стараюсь спрашивать о возможности примирения, причем не столько юристов, сколько руководителей юридических лиц (компаний). И такой подход работает. Полагаю, что и в возможности примирить стороны проявляется одна из главных задач суда первой инстанции.

-Лариса Анатольевна, какие проблемы, на Ваш взгляд, являются наиболее острыми для Арбитражного суда Красноярского края в целом? Наверное, не ошибусь, если назову среди таковых нарушение сроков рассмотрения дел и нехватку служебных помещений.

-Безусловно, стесненность нашего расположения уже является притчей во языцах. Суд располагается в двух зданиях, не приспособленных для качественного отправления правосудия. Приходя в здание суда, стороны настроены на то, что попадают в здание органа судебной власти, но наталкиваются на то, что у нас практически невозможно просто пройти по коридорам из-за сейфов с делами. В кабинете работает не один судья, а два, плюс, достаточно часто, секретарь и помощник. На 2 здания суда мы располагаем 5 залами судебных заседаний и это при 53 действующих судьях. Все это создает не лучшее впечатление о суде, а настрой сторон на адекватный процесс разрушается одним только внешним видом помещений. Я уже не говорю о том, как тяжело рассматривать дела в таких условиях. Судьи сегодня, если они находятся в одном кабинете, вынуждены назначать судебные заседания в определенном графике, например, до обеда процесс у одного судьи, после обеда – у другого. Придержаться этого графика очень трудно, потому что необходимо объявлять перерывы, откладывать судебные заседания и соблюдать при этом срок рассмотрения дела. Писать решение, когда рядом идёт судебный процесс просто пытка. Кроме того, у нас нет возможности разместить всех участников больших корпоративных споров, банкротских дел, знакомить людей с материалами дел, поскольку человеку часто необходимо снять копию документов, а свободных помещений нет. Поэтому мы все ждем того момента, когда будет завершено строительство нового здания суда и надеемся, что работа в нем позволит нам достойно отправлять правосудие и обеспечить его открытость и доступность.
Что касается нарушения сроков рассмотрения дел, то эта проблема, характерна не только для нашего суда, но и для арбитражной системы в целом. Среди причин, которые способствуют нарушению сроков, есть как объективные, так и субъективные причины. 
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает достаточно сокращенные сроки рассмотрения дел, не учитывая специфику того или иного спора. С одной стороны, это дисциплинирует и позволяет сторонам быть уверенными, что дело будет разрешено своевременно и быстро. С другой стороны, для такой территории, как Красноярский край, с большой территориальной удаленностью населенных пунктов, очень трудно, особенно в периоды дорожной распутицы, пурги в северных районах края, обеспечить явку сторон, своевременно их уведомить о слушании и провести судебное заседание в установленный срок.
Говоря о причинах нарушения сроков, надо учитывать и сложность категорий дел. Например, налоговые споры – это многотомные, многоэпизодные дела, сложные с точки зрения сбора доказательств, практика рассмотрения которых постоянно изменяется. Корпоративные споры, споры в сфере применения земельного законодательства и собственности также считаются наиболее сложными, поскольку требуют сбора дополнительных доказательств, направления запросов в государственные органы для выяснения объективной картины принадлежности долей, акций, земельных участков, объектов движимого или недвижимого имущества тому или иному субъекту, установления их идентифицирующих признаков. Зачастую стороны при обращении в суд не представляют весь пакет необходимых доказательств и их сбор по вопросам, входящим в предмет доказывания по делу, ложится на суд. В таких случаях не знаешь, что поставить на первое место: качество судебного акта, полное исследование доказательств, либо скорость рассмотрения дела. Надо понимать, что откладывая рассмотрение дела, судья делает это не ради какой-то самоцели, а ради того, чтобы собрать все необходимые доказательства и вынести законное и обоснованное решение. Достаточно часто причиной отложения слушаний служат ходатайства самих сторон, отклонить которые – это поставить под угрозу судебный акт, так как сторона, сославшись на отклонение её ходатайства судом первой инстанции, может представить дополнительные доказательства в суд апелляционной инстанции. Такие примеры у нас есть, поэтому, с моей точки зрения, качество судебных актов – это основной параметр оценки деятельности суда, конкретного судьи и страдать от «скорого» правосудия он не должен. Стороны приходят в суд для того, чтобы защитить нарушенное (оспоренное) право, поэтому обоснованное, законное решение – это то ради чего и подан иск (заявление). Безусловно, волокита в рассмотрении дела недопустима и с такими проявлениями мы боремся, я в данном случае говорю о соотносимости объективно необходимого срока на рассмотрение дела и качества судебного акта, выносимого по итогам его рассмотрения.
Свое влияние на нарушение сроков оказывает и фактор загруженности судей. Наш суд считается одним из крупных судов, регион, в котором мы разрешаем дела единый Красноярский край – обширная территория. Сегодня на судью гражданско-правовой коллегии Арбитражного суда Красноярского края при восьмичасовом рабочем дне приходится не менее восьми судебных заседаний в день. Иногда случается рассматривать по двенадцать-четырнадцать дел, но даже при такой нагрузке судья должен рассмотреть каждое дело качественно. При этом нельзя забывать, что судья тоже человек и работать в таком ритме и с такой загруженностью действительно очень тяжело.
Среди объективных причин нарушения сроков – постоянное усложнение дел, поскольку законодательство очень мобильно, практика рассмотрения споров постоянно меняется и усложняется, появляются новые категории дел.
Говоря о качестве судебных актов, хочу отметить, что сегодня наблюдается рост апелляционных жалоб на решения, вынесенные нашим судом. Раньше апелляционные жалобы рассматривались в Арбитражном суде Красноярского края, с июня 2007 года эта функция возложена на Третий арбитражный апелляционный суд. Я думаю, что в связи с этим обстоятельством процент обжалования возрастает: стороны оценивают существование апелляционной инстанции именно как иного суда, возможно с другим видением их проблемы, поэтому, не найдя поддержки в суде первой инстанции, обращаются в апелляционную инстанцию. Вместе с тем мы стремимся снизить процент отмен, поэтому сегодня несколько изменили подход к анализу отмененных судебных актов. Думаю, что через регулярное доведение до сведения судей типичных ошибок, которые они допускают при рассмотрении дел, подходов судов апелляционной и кассационной инстанций к решению правовых вопросов, возникающих при рассмотрении конкретных дел, можно изменить сложившуюся ситуацию. К тому же данный анализ позволяет и своевременно реагировать на противоречивость подходов к тому или иному вопросу. Сейчас одной из основных наших целей является стремление к тому, чтобы решения Арбитражного суда Красноярского края, пусть и подвергшиеся обжалованию, были оставлены без изменения.
Думаю, что немаловажной проблемой для нас является подбор кадров секретарей судебных заседаний и помощников. Требования, предъявляемые к данным должностям, достаточно высокие: для помощников – не менее 4 лет стажа работы по специальности, для секретарей – не менее 3 лет. Вместе с тем, специалист с 3-4-хлетним опытом работы, как правило, достаточно высоко оценивает свои профессиональные возможности, а существующий сегодня уровень заработной платы для данных должностей ниже, чем уровень заработной платы государственных служащих органов государственной власти субъекта Российской Федерации, местного самоуправления или коммерческой структуры. Представляется, что данная проблема является проблемой не только нашего суда, но и всех судов системы, поэтому она должна решаться на федеральном уровне.

-Возглавляя в настоящее время коллегию по рассмотрению гражданско-правовых споров, и имея опыт работы в коллегии по рассмотрению споров, вытекающих из административных правоотношений, можете ли Вы сказать, какие дела рассматривать легче: административные, налоговые или все-таки гражданские? 

-Вы знаете я категорически против такой постановки вопроса: какие дела рассматривать легче…
На мой взгляд, судить о сложности той или иной категории дела можно только если ты рассматривал эти дела, причём не одно или два, а достаточное количество как сложных, так и простых дел. Такие есть и в одной и в другой коллегии. Я работала в административной коллегии в налоговом составе, прежде чем рассматривать дела в гражданско-правовой коллегии, но я могу назвать лишь плюсы и минусы работы в той и в другой коллегиях.
Говоря о налоговых спорах, сразу вспоминаю высказывание в одном из недавних интервью Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А. А. Иванова, в котором он сказал: «Хочешь наказать судью – отправь его работать в налоговый состав…». 
Налоговое законодательство очень мобильно, постоянно изменяются подходы к рассмотрению налоговых дел. Кроме того, споры в сфере налогов – работа с цифрами, а всё, что связано с цифрами, требует повышенного внимания. Судья, рассматривающий такие дела, должен быть компетентен в сфере целого блока знаний: налогового, финансового и гражданского права, элементарной математики, логики и бухучета. Ошибка в одной цифре может повлечь отмену судебного акта. Поэтому налоговые дела в силу своей специфики очень своеобразны и требует от судьи большого круга знаний и, своего рода, таланта.
Административные дела – дела с высокой оборачиваемостью в силу сокращённых сроков на их рассмотрение и судьи вынуждены при их рассмотрении сталкиваться в каждом деле с новым законодательством: в сфере валютного регулирования, пассажирских перевозок, лицензирования в различных отраслях деятельности, антимонопольного регулирования, стандартизации и метрологии, оценки действий судебных приставов-исполнителей, осуществления расчётов с применением контрольно-кассовых аппаратов. Здесь необходим опыт, способность к быстрому изучению и анализу нового блока правовых вопросов.
В гражданских делах свои особенности. Несмотря на стабильность Гражданского кодекса Российской Федерации, наработок цивилистической науки по основным вопросам правоприменения, каждое дело – это свои особенности и нюансы, возможно ни у кого и никогда не встречавшиеся. Здесь судье приходиться работать с большим количеством ходатайств, к примеру, о назначении экспертизы, об истребовании доказательств, о вызове свидетелей, о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, оценивая в одном заседании до десятка различного рода ходатайств. Будучи равными участниками гражданского оборота, стороны, однако, чаще в гражданских делах заявляют отвод судьям. В гражданско-правовых спорах также постоянно нарабатывается новая практика, появляются новые подходы к рассмотрению дел, возникают новые категории споров в связи с принятием новых законодательных актов.
Поэтому считаю, что о лёгкости говорить не приходится, это просто разные категории дел, в каждой из которых – своя специфика. Можно говорить лишь о том, что кому-то ближе одни категории дел, а кому-то другие, причём исключительно, исходя из своей специализации и где-то профессионального призвания.

Лариса Анатольевна, помимо осуществления должностных обязанностей заместителя председателя суда, Вы являетесь судьей. Наверняка, наряду с моментами, приносящими чувство внутреннего удовлетворения от работы по отправлению правосудия, есть и такие, которые беспокоят, заставляют задуматься?

В последнее время на определенные мысли наводит представительство сторон в суде. С одной стороны, казалось бы, участвующие в процессах юридические лица имеют собственный штат юристов либо привлекают высококвалифицированных адвокатов. Тем не менее, зачастую поражает не то что бы уровень юридической грамотности, сколько неспособность видения перспектив дела, результата его рассмотрения. Дело в том, что большинство договоров юридических лиц, индивидуальных предпринимателей с адвокатами и юридическими компаниями заключается на процент от выигрыша дела, возможно, поэтому очень часто суммы иска заявляются заранее неудовлетворяемые. Складывается впечатление, что представители сторон это понимают, поскольку не могут адекватно обосновать свою позицию, путаются в цифрах, удивляются, почему суд спрашивает, как сформировалась каждая из заявленных сумм, обещают представить пояснения и доказательства потом, к судебному заседанию. В таких случаях, думаешь, что уж лучше бы истец сам представлял свои интересы в суде. 
Кроме того, само отношение к суду вызывает недоумение. Представитель может себе позволить опоздать, искренне удивляясь вопросам суда о причинах опоздания. «Поздно лег спать и не смог проснуться», бывают и такие ответы. Так что уровень представительства оставляет желать лучшего, не хочу сказать, что это сплошь и рядом, но неблагоприятные тенденции наблюдаются.
Также беспокоит в последнее время и то, что одна сторона представляет доказательства, достоверность которых трудно подтвердить, а вторая сторона спешит заявить об их фальсификации. Между тем есть большая разница с правовой точки зрения между ходатайством о назначении экспертизы и заявлением о фальсификации доказательств. Последнее в дальнейшем влечет сообщение арбитражного суда в правоохранительные органы о поступившем ходатайстве и результатах его рассмотрения в целях установления составов преступлений, предусмотренных статьями 303 (фальсификация доказательств) или 306 (заведомо ложный донос) Уголовного кодекса Российской Федерации. Во многих случаях, когда требуются специальные знания по тому или иному вопросу, а сторона заявляет о фальсификации доказательств, понимаешь, что участники процесса просто не сознают этой разницы и всех последствий дальнейших действий суда. 
В некоторых случаях суд пытаются использовать в решении каких-то собственных проблем предпринимательского характера, и это тоже не может не беспокоить. Сторона заявляет иск, неоднократно изменяет его предмет или основание, иногда и вовсе не является на заседание. Бывало и так, что стороны параллельно ведут какой-то другой процесс и в целях решения проблем в нем используют первый. То есть спор начинается изначально не для того, чтобы быть разрешенным по существу, а в целях давления на другую сторону.
Вместе с тем от работы получаешь и чувство внутреннего удовлетворения, например, когда удается найти компромисс и примирить стороны. Удовольствие и профессиональное, и моральное испытываешь, когда твои судебные акты, пройдя вышестоящие инстанции, остаются без изменения. Приятно понимать, что был прав и вынес законное решение.

-Что, на Ваш взгляд, означает понятие «эффективное правосудие» и что необходимо сделать для того, чтобы повысить эту эффективность в Арбитражном суде Красноярского края? 

Вообще эффективность – показатель экономической сферы, характеризующий соотношение затрат и полученного результата. Я считаю, что понятие эффективности для судебной системы тесно связано с целями и задачами, стоящими перед правосудием. Достижение этих целей и есть тот смысл, который закладывается в понятие эффективности. Главная задача суда – обеспечить быстрое и качественное разрешение спора. На уровне нашего суда для обеспечения своевременного рассмотрения дел, т.е. рассмотрения их в установленный законом срок, необходимо сегодня, прежде всего, решить вопрос о равномерном распределении нагрузки на судей, поскольку судья, как любой нормальный человек нуждается в отдыхе. Необходимо обеспечить каждого судью секретарем и помощником, это, безусловно, будет способствовать более быстрому рассмотрению дел, так как судья будет иметь больше времени для подготовки дела к слушанию. 
Что же касается качества отправляемого правосудия, то помочь повысить его может обобщение судебной практики, изучение причин отмен, обсуждение правовых проблем с целью выработки теоретического подхода к ним. 
Важно, чтобы суд работал как единая команда, сплоченная для достижения одной цели. Может показаться, что я использую не совсем подходящий к работе суда словесный оборот «единая команда», но я считаю – это то, что позволяет решать любую задачу. Судья, помощник, секретарь, специалист, все мы должны понимать, ради чего мы находимся в суде, и делать все для того, чтобы наша работа была корректной в отношении сторон и законной при отправлении правосудия. Очень надеюсь, что в перспективе у нас не только новое здание суда, но и новое качество работы. 

Беседовала Валентина Безруких

Сервис временно не доступен